Она сожрет твои мозги

Она сожрет твои мозги

7.00
7.00
  • Год выхода:2020
  • Жанр:Мистика, Из жизни, Необъяснимое
  • Длительность:23:28
  • Автор:Андрей Смскин
  • Озвучка:Scary Mystical Stories (SMS)
1 голос
04.08.2020
244
0


Смотреть страшилку Страшный рассказ


- Ах, девочка моя… Девочка моя… Наташенька… Зачем же я отдала тебя им?...не уследили… не помогли… не уберегли…

Я больше не мог это слушать. Три дня прошло со смерти Наташи, и три дня ее бабушка беспрерывно обвиняет в этом меня. 

Все случилось настолько быстро и настолько неожиданно, что я до сих пор не мог в это поверить. Мы ужинали, как это обычно и бывало. Оба пришли с работы, Наташа разогрела еду, и мы молча принялись кушать. У меня был тяжелый день, поэтому разговаривать совсем не хотелось. Наташа же о чем-то сосредоточено думала. Она спросила, не хочу ли я пить, поднялась с кресла и в тот же миг упала на землю. Скорая приехала минут через пять, но оставалось только констатировать смерть – инсульт. 

Мы прожили вместе только шесть лет, детей у нас не было. Наташа родилась в деревне, воспитывала ее бабушка. 

На кладбище пришло всего несколько человек – только самые близкие друзья и мои родственники. Наташина бабушка ни на секунду не отходила от гроба. Когда забивали крышку, ее ноги подкосились, а у меня заболело в груди. 

Еще хуже стало, когда гроб начали опускать в яму. Бабушка закричала и громко зарыдала, а мне перехватило дыхание. Слезы катились по щекам сами по себе. Как в тумане, наблюдал за гробовщиками. Они подняли лопаты и принялись засыпать землю. 

Бах!

Тяжелая глина ударилась о гроб, а меня передернуло.

Бах!

Каждый удар отражался у меня в голове глухим грохотом. Хотелось уйти отсюда, но образ Наташи не отпускал – она стояла перед глазами и смотрела на меня своим обычным внимательным взглядом. 

Бах! 

Бабушка опустилась на колени и уже просто тихо плакала. У меня промелькнула мысль, что забрать ее отсюда будет непросто. 

Бах! 

Ну когда этот звук уже прекратиться! Я уже просто ничего перед собой не видел.

Бах-бах-бах!

Звук изменился и это привлекло мое внимание. Один из гробовщиков также застыл.

Бах-бах-бах!

Это был глухой звук, и исходил он откуда-то… изнутри… 

Некоторые люди непонимающе переглянулись. Кто-то не мог понять, почему он остановился.

Бах-бах-бах!

А тогда прямо из ямы послышался крик:

- Помогите! Помогите! 

Второй гробовщик от перепугу упустил лопату в яму и отскочил назад. Кто-то закричал, несколько человек бросились бежать в разные стороны. 

Стук продолжался, как и приглушенные крики. 

Мой шок был настолько большим, что я не мог даже пошевелиться. В сознание меня привела бабушка. 

- Ты что, не слышишь? – бешено закричала она. – Ты не слышишь? Это Наташа! Она жива! Делай что-то!

Она толкнула меня в плечо и я, даже не понимая, что именно делаю, прыгнул в яму и начал руками разгребать брошенную туда землю. В голове пульсировала кровь, а ушах звенели крики. Я даже не понимал, что именно они кричат. 

Открыть крышку гроба мне помог один из гробовщиков. Я буркнул: «Спасибо!», даже на него не посмотрев.

Оттянул крышу в сторону. Почему же она такая тяжелая? 

Что я ожидал там увидеть? Не знаю. Может, мне просто хотелось убедиться в том, что тело моей жены лежит там в мире и спокойствии. 

Но она и правда была жива. Бледная и перепуганная, из гроба на меня смотрела моя Наташа. 

 

Неделю мы проходили медицинские исследования. И хоть Наташа внешне казалась здоровой (и анализы это подтвердили), психологическое ее состояние оставляло желать лучшего. Она была очень нервной, шарахалась громких звуков, почти не спала по ночам. Ее вернуло от еды, почти каждый день были панические атаки. 

Ее бабушка осталась жить с нами. Моя мама также была не против остаться и помочь, но Наташа больше никого не хотела видеть. Не скажу, что наша жизнь с бабушкой стала лучше, но так я хоть мог спокойно идти на работу, не боясь оставить Наташу одну дома. 

Врачи никак не могли объяснить, почему Наташа не умерла. Бабушка говорила, что это чудо, и Бог услышал ее молитвы. Мне же казалось, что во всем виноваты именно врачи, так как не смогли различить клиническую смерть от настоящей. Даже не хотелось думать о том, что было бы, если бы она очнулась на несколько минут позже, когда на кладбище уже никого не было. 

Но, разумеется, с Наташей мы об этом не говорили. Я пытался вести себя так, как будто всего этого просто не было. Пытался уделять ей больше внимания. Каждый день приглашал ее то в кино, то в ресторан, дарил цветы. Но она отказывалась выходить без лишней потребности с дома, брала цветы, ставила их в вазу и больше даже не смотрела в ту сторону. 

Я беспокоился за ее состояние все больше и больше. Наш семейный врач посоветовал обратиться к психологу. Как-то вечером я осторожно заговорил об этом. Бабушка сразу же встретила эту идею в штыки, но Наташа спокойно согласилась. В последнее время она вообще была спокойна к всему. Казалось, что она просто хочет, чтобы ее побыстрее оставили в покое. 

Наташа ходила к психологу два раза в неделю. Не скажу, что это очень сильно помогало, но так она хотя бы выходила из дома. Возвращаться на работу она не желала. 

Очень сильно меня беспокоило то, что она почти ничего не ела. В первое время я замечал, что даже небольшое количество еды вызывало у нее рвоту. Потом она перестала кушать вместе со мной, посылаясь на то, что поела, когда готовила. Я боялся на нее давить, поэтому принимал ситуацию такой, какая она есть.

Ночью она тоже почти не спала. Не раз и не два, когда я просыпался попить воды, видел ее, стоящую у окна. Но и бессоннице я не сильно удивлялся. Кто знает, что она пережила, пока была закрыта в гробу. 

Через месяц такой жизни я вдруг узнал, что меня отправляют в командировку. Два дня я пытался уговорить начальника отправить кого-то другого, но безрезультатно. Оставлять Наташу на целую неделю мне не хотелось, но поделать было нечего. Теперь, когда она не работала, я не мог потерять наш единственный заработок. 

Дни тянулись бесконечно, но я делал все для того, чтобы закончить работу поскорее. Мне это удалось – я все сделал за пять дней. Вернулся домой под вечер. Уже начинало темнеть, когда я открывал ключом дверь. В руках у меня был торт и букет роз – я хотел сделать сюрприз. 

Тихонько закрыл дверь и вошел в коридор. Снял обувь, оставил чемодан с вещами. Голоса слышались с кухни. Я широко улыбнулся и пошел прямо туда.

- Бабушка, а эти мозги откуда?

От неожиданности я приостановил шаг. Может, я просто давно не слышал ее голос, но он показался мне каким-то глухим, потусторонним. 

- Зачем тебе, милая. Откуда бы я не взяла, их там больше нет. Все будет хорошо, внученька. Мы все сможет перебороть. Ты же знаешь, что ради тебя я сделаю все.

Дверь в кухню была приоткрыта. Я осторожно заглянул внутрь. Бабушка сидела спиной ко мне, а Наташа – боком. Перед ней была тарелка с чем-то непонятным. Оно было какого-то красно-розового цвета и очень сильно напоминало… мозги?

Я широко открыл дверь и сделал шаг внутрь.

- Добрый вечер!

Наташа застыла с протянутой вилкой. В другой руке у нее был нож. 

Бабушка медленно обернулась в мою сторону.

- Что вы делаете?

Я подошел ближе и положил торт на стол. На тарелке и правда были мозги. И они были сырыми. Если бы минуту назад я не видел, как Наташа запихает кусочек этого в рот, то никогда бы не поверил. 

- Что?... Что ты делаешь? Наташа?...

- Успокойся, зять, - встряла бабушка. – Здесь нет ничего…

- Разве я спрашивал у вас? – закричал я. – Дайте мне поговорить с женой!

- Бабушка, - мягко сказала Наташа, - можешь оставить нас наедине?

В последнее время со мной она так мягко не говорила. 

Бабушка посмотрела на меня с ненавистью, но молча, вышла в коридор.

- Сергей, тебе и правда стоит успокоиться, - Наташа отложила приборы и посмотрела мне прямо в глаза. – Здесь нет ничего такого. Просто… у меня немного изменился вкус.

- Изменился вкус? Ты серьезно? Теперь ты ешь сырые мозги?

- Ну едят же люди сырое мясо. Разве это не то же самое?

Я даже не мог поверить в то, что слышу. Отвернулся и обхватил голову руками. Во что превратилась наша жизнь?

- Поэтому я и не хотела тебе говорить, - упрекнула меня жена. – Я знала, что ты воспримешь вот так. Но ты же прекрасно видел, что я не могла кушать обычную еду. Организм ее просто не воспринимает. Что-то изменилось во мне после того… случая. Бабушка говорит, что, может, со временем все пройдет. 

 

Мне не оставалось ничего другого, как просто принять увиденное. Моя жена теперь питалась исключительно сырыми мозгами, которые ей откуда-то приносила бабушка. 

Своим поведением старуха просто доводила меня до бешенства. Как-то раз после очередного скандала я сказал Наташе, пусть она уже возвращается к себе домой. Я тоже по дороге с работы могу заезжать к мяснику и покупать мозги. Но она была категорически против. Еще не сейчас. Сейчас она не готова целыми днями сидеть дома одна. Я смирился и с этим.

Я старался возвращаться домой как можно позднее. Оставался подолгу на работе. Встречался с друзьями. Но самым болезненным для меня было то, что Наташа оставалась ко всему этому абсолютно равнодушной. Даже на выходных, она со мной практически не общалась – все ее внимания забирала на себя бабушка. Не раз я видел, как они шептались где-то в комнате. 

 

- Как у вас дела вообще?

Я сидела в баре с Денисом – моим другом детства. Был уже вечер, но домой мне совсем не хотелось.

- По-разному, - уклонился я от ответа.

- Ну, после такого… Даже не знаю, как на такое можно реагировать. Мы с Милой хотели прийти к вам в гости, но никак не решимся. Может, на следующей неделе? Съездили бы куда-нибудь. Что скажешь?

- Да я не против. Нужно будет у Наташи поспрашивать. А у тебя как дела? На работе все нормально.

Денис работал полицейским.

- Да все нормально, вроде. На работе полно дел. Расследуем эти странные убийства. Не слышал по новостям? Какой-то маньяк убивает людей и разрезает на куски. Притом, какой-то кусок обязательно пропадает. Не знаю, что он с ним делает. Забирает с собой или съедает… Мы уже в таком состоянии нашли три трупа. Невозможно даже на это смотреть. Первым был психиатр из нашей районной поликлиники. Мы нашли все части, кроме правой руки. У второй, девушки, не было левой ноги, у третьего – сердца и легких. Не знаю… Пацаны шутят, что он Франкенштейна собирает… 

Дома у меня был свой старый Франкенштейн, поэтому я пропустил этот разговор мимо ух. 

О том, чтобы Денис с Милой пришли в гости, не было и речи. Я пытался возражать – общение пойдет ей на пользу, но ничего не помогало.

В тот день я чувствовал себя нехорошо, поэтому позвонил на работу и остался дома. До обеда пролежал на кровати, а потом пошел в гостиную смотреть телевизор. Через пять минут пришла бабушка – принесла «обед» для Наташи. Мне показалось, или жена виновато посмотрела в мою сторону?

В горле першило, и я решил сделать себе горячий час. Думал, что застану их там, но в кухне никого не было. Удивленно прошелся по комнатам – там тоже пусто. Услышал голоса, когда проходил мимо ванной комнаты. 

- Обязательно нужно сделать это сегодня! – шипел голос бабушки. 

- Я уже не могу! Сколько это будет продолжаться?

- У нас нет выбора, милая. Если можно было бы по-другому, я бы все сделала сама. Но ты же знаешь… 

- Но пусть в этот раз это будет кто-то незнакомый, - просила моя жена. – Этот психиатр… Он у меня до сих пор перед глазами. 

- Я постараюсь, родная. Я постараюсь. Осталось уже немного… уже немного…

Я быстро пошел в свою комнату. О чем это они говорили? Вспомнил о психиатре, о котором рассказывал Денис. Просто совпадение, в этом не было сомнений. 

Но эта мысль не уходила с моей головы. Я выдержал полчаса, но потом быстро схватил телефон и написал свой секретарше сообщение. Попросил, чтобы она связалась с психиатром, к которому ходила моя жена. Ничего же не будет, если я поговорю с ним о состоянии Наташи. 

Через пять минут мне пришло такое сообщение: «Не могу с ним связаться. Его помощник сказал мне, что его убили три недели назад».

Я перечитал сообщение раз пять, пока понял, что там написано. Разве не к нему Наташа ходила еще вчера?

Когда Наташа пришла, чтобы убрать кружку от чая, я вдруг спросил:

- Как там ваши занятия с психологом?

Наташа обернулась и внимательно на меня посмотрела.

- Нормально. Как всегда?

- И ты не меняла врача? То есть, с тобой и дальше работает тот же человек?

- Да, а что?

- Да ничего. Просто специалистов много. Может, другой был бы более профессиональным.

- Меня устраивает этот, - быстро ответила Наташа и ушла. 

Когда она закрыла за собой дверь, я прикрыл рот рукой. Было страшно даже поверить в то, что приходило мне на ум. 

После обеда Наташа с бабушкой собрались на прогулку в парк. 

- Мы бы и тебя с собой пригласили, но тебе лучше отдохнуть.

Наташа поцеловала меня в лоб и пошла надевать ботинки. Я лихорадочно думал, что делать дальше. 

Оделся настолько быстро, насколько это было возможно. Обул ботинки, а куртку одевал уже в подъезде. Они не могли уйти слишком далеко. Тем более, что городок был небольшой. 

Но, как ни странно, я не мог их найти. Обошел целый парк и ближайшие улицы, но ничего не увидел. Я уже собирался возвращаться домой, как мое внимание привлек какой-то крик. Я как раз проходил мимо старого дома, в котором уже несколько лет никто не жил. Постоянно говорят, что его должны сносить, но он все еще стоял. 

Я подошел к дому и осторожно заглянул в треснутое окно. Не знаю, что я думал там увидеть, но точно не то, что увидел.

Посреди пустой комнаты стояла Наташа с ножом в руках. С лезвия стекали капли крови. Возле нее стояла ее бабушка с каким-то странным топором. Мне пришлось поднять голову выше, чтобы увидеть то, на что они смотрели. Это бел человек. На полу лежал окровавленный человек. 

Наташа отбросила нож в сторону и отошла на шаг назад, когда ее бабушка принялась в прямом смысле рубить человека на части. Я с ужасом наблюдал за тем, как в разные стороны разлетаются куски кожи и брызги крови. После очередного удара из живота вывалились внутренности, и я отвернулся. 

Голова закружилась от шока. Мне пришлось прислониться к стене. Протер глаза, чтобы понять, наяву ли это происходит. Может, мне просто сниться кошмар, длительностью в пару месяцев.

Я не успел решить, что мне делать дальше, как услышал шаги. Быстро скрылся за углом дома. 

Наташа с бабушкой быстро вышли.  В руках у старухи была темная сумка. Наташа казалась очень бледной и перепуганной. Когда они отдалились на несколько метров, я решился снова заглянуть через окно. Куски тела была разбросаны по всей комнате. Пол был красным от крови. Моей хладнокровности не хватило, чтобы смотреть и дальше. Я быстро вытянул телефон и написал сообщение Денису. Он должен знать, что делать дальше.

Я пытался слишком не приближаться, но держал их в зоне видимости. Они шли, не останавливаясь. Через некоторое время я удивленно отметил, что они свернули в сторону кладбища. На то время уже начало смеркаться. 

Они пришли к тому месту, где пару месяцев назад хоронили Наташу. Я удивленно отметил, что та яма все еще оставалась не засыпанной. 

Пока я медленно приближался, бабушка села на край ямы и взяла в руку несколько грудок земли из могилы. Она начала пошатываться вперед-назад, при этом бормоча что-то непонятное. Наташа же взяла сумку, которую они принесли. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять – из сумки она достала человеческую голову. Подняла его над собой и сказала:

- Кровь – вместо моей крови. Тело – вместо моего тела. Душа – вместо моей души. 

Бабушка начала раскачиваться еще сильнее, а ее бормотание превратилось в какой-то гул. 

Я подбежал к Наташе и выбил с ее рук голову. Она ошеломленно посмотрела на меня.

- Что здесь происходит? Вы с ума сошли? 

- Сергей, стой! – Наташа схватила меня за руку, когда я бросился к ее бабушке. Она оказалась настолько сильной, что я упал и ударился головой о чей-то памятник. 

- Стой! Выслушай меня! 

- Слушать тебя? Мне кажется, что я увидел уже все, что можно было! Что вы за твари такие?

- Послушай и пойми меня! Без этого я не смогу жить! Бабушка… Бабушка вернула меня, но… вместо меня теперь нужно отправить туда других людей. Мы не можем по-другому… Иначе я… Ты просто не представляешь, как там…

- Вы убиваете людей! – закричал я. – Вы людей убиваете! Ты это понимаешь?

- Понимаю! – вдруг закричала Наташа. От ее спокойного и тихого тона не осталось ничего. Ее глаза засверкали красным огнем, а голос изменился до неузнаваемости. – Пониманию! Но для того, чтобы жить – я сделаю все! И если ты будешь против…

Я отступил шаг назад. 

- Тварь…

Наташа, или то, что ею было, вдруг зарычало. Из рта показались острые зубы. Она схватила из сумки нож и бросилась на меня. Мне удалось уклониться – лезвие прошлось по щеке. На надгробии стояла массивная железная лампадка. Я схватил ее – другого оружия у меня не было.

- Давно надо было это сделать, - прокричала Наташа не своим голосом и бросилась на меня еще раз. 

В этот раз я был готов. Размахнулся и со всей силы ударил ее по голове. Мне это удалось – Наташа в последний раз посмотрела на меня (я увидел ее прежний взгляд) и обмякла. Прежде, чем ее тело опустилось на землю, я понял, что из моего живота торчит длинный нож. 

Опустился на колени рядом с ней. Наташа не дышала – я проломал ей череп. От боли или от шока мне стало трудно дышать. 

Бабка и дальше была в трансе. Она не обращала внимания на то, что происходит в нескольких метрах от нее. Я увидел, как она опустилась в могилу и начала разгребать землю руками. Оттуда она вытащила наполовину гнилую руку, ногу и еще какие-то человеческие органы. 

Я почти потерял сознание, когда услышал сигнал полицейской машины. Еще через минуту возле нас был Денис и еще несколько полицейских. Они скрутили старуху и надели ей наручники. Когда она проснулась от своего транса, увидела тело Наташи. Такого страшного крика мне еще не приходилось слышать. 

Наташу похоронили на следующий день. Я в это время был в больнице. Через полгода я узнал, что ее бабка умерла в тюрьме. 

 Рекомендуем страшный рассказ "Ужас старого чердака"

Комментарии (0)
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив