Акила 1-2-3-4-5

Акила 1-2-3-4-5

7.00
7.00
  • Год выхода:Scary Mystical Stories (SMS)
  • Жанр:Мифология, Мистика, Из жизни, Необъяснимое, Ужас, Безумие.
  • Длительность:41:32
  • Автор:Андрей Смскин
  • Озвучка:2020
19 голосов
24.12.2020
1 955
0


Смотреть страшилку Страшный рассказ


Страшные истории на ночь. Ужас нашего села - Акила 1-2-3 Страшные истории. Creepypasta. 


Новый год, а потом и рождество, эх, что за лучшее время для волшебства и чудес. Именно так я и думал, когда мне было всего пятнадцать. Мои родители умерли, когда мне было всего три, воспитывали меня, как и полагается бабушка с дедом, а потом, как стал по старше я поступил в училище, там мне дали комнату, как иногороднему. В деревню, к своим старикам я приезжал на каникулы всегда. И эти новогодние каникулы не стали исключением. 

В отличии от обычных подростков у меня была своя тайна, я умел то, чего не умели другие. Скажем так, я был ведьмаком, порчи привороты конечно не практиковал, но мог предсказать, что будет из – за того или иного поступка, страхи человека, чувствовал смерть, ну и лечил по мелочи. Об этом не говорил никому, даже бабке с дедом, они люди верующие и считают такое, либо обманом, либо бесовщиной. Плохого я не делал, и выгоду не искал. Но этот новый год подкинул мне сюрпризов. 

По приезду я сразу же принялся за работу, двор от снега отчистить, стайки у скотины убрать, мне на пользу им, на радость. Все, как всегда, бабушка закупается к новому году, потому что соседка сказала, что еще пару дней и все подорожает, а полки в магазинах будут пустыми. И ведь слова против не скажешь, соседка же сказала, а мы с дедом втихушку посмеивались, но помалкивали, а то еще огребем от бабули – то ненароком. Как говориться, ничего не предвещало беды, поужинали, банька, да спать пошли. Да только утро нас встретило не самое радужное.

- «Костя вставай скорее, да вставай же, там горе – то какое» - бабушка охала и ахала, плакала. Первая мысль дед, с ним, что – то, но соскочив вижу, что он дома, но оба бледнее мела.

- «Ба, что случилось – то»?

- «Ленка пропала, внучка бабы Таты» - и снова заревела.

- «Как пропала? А сколько ей»?

- «Да только вот три годика исполнилось, ночью спать уложили, а утром ее и нет, все обыскали, нигде нет» - бабушка перекрестилась, как будто это помогало.

- «Точно везде смотрели»? – м – да, у нас такого в деревне никогда не было.

- «Точно Костик, точно, мы всей улицей искали» - дед сидел с глазами полными страха, мне тоже стало не по себе.

- «Ба, а проводите меня к ним, может, что найду, а»? – нет, открыто говорить о своих способностях я не стану, но попробовать нужно.

- «Да, что найти – то там, нету нигде, может маньяк какой завелся» - она запричитала и разрыдалась.

- «Я все же схожу, ладно»?

- «Иди Костя, ежели что, так искать поможешь» - дед обнял бабушку, а я быстро оделся и пошел к соседям.

Баба Тата сидела в уголочке на кухне и молилась, когда я попросил осмотреть дом, она махнула рукой, и продолжила молиться. Родители Леночки, как оказалось, должны были завтра приехать, но сейчас срочно выехали сюда. Я посмотрел кроватку девочки, смертью не пахло, а это значит, что жива, уже хорошо, да только вот странный запах не давал мне покоя, словно медом пахло и облепихой. Спросил нет ли меда или облепихи, а на меня, как на идиота посмотрели, ясно, ответов тут не дождешься. Я пошел в наш дом на чердак, там был мой тайник, я решил, что стоит попробовать поискать девочку по-другому. Расставил камни вокруг себя, положил маленький стеклянный кристалл на карту нашей деревушки (карту я давно еще нарисовал сам, поэтому она была подробной). И только хотел было сосредоточиться, как услышал шум, бабушка или дед? Я позвал, но мне никто не ответил, может кот какой приблудный, но ни одного животного я не увидел. Я решил отбросить это из мыслей и только снова хотел приступить, как услышал.

- «Ага, ищи - ищи, все равно завтра сама придет» - и смешок.

- «Кто здесь»? – я не очень люблю таких гостей.

- «Ты это, что же? Слышишь меня челя»? – голос был удивленным.

- «Да не глухой вроде! А ну выходи»? – более серьезно уже добавил я.

- «А если испугаешься»? – ехидно так проскрипел, как половица старая.

- «Пуганый уже» - и кому шутить пришло в голову, когда такая беда.

- «Ну хорошо, только ты это, не ори» - и что – то зашуршало в углу.

Я присмотрелся и дар речи потерял. Словно высохшая соломинка маленькое тельце, морда словно у енота, руки с тремя пальцами, а вместо ног козлиные копытца. Вот тебе и шутка. 

- «Ну чего замер – то» - оно так прищурилось не хорошо.

- «Я, что должен поверить, что ты настоящий» - кукла, наверное.

- «А то, что ты тут делаешь тоже прям правдишнее» - обиделся похоже.  

- «И давно ты тут» - а вот кто ты такое спросить не решился.

- «Всегда я тут, и тебя знаю давно, и кто ты тоже знаю, только не ищи ты ее, лучше будет если не вернется» - махнул рукой и сел на солому.

- «А ты кто»? – все же выяснить надо.

- «Я? Ой, ну нынче и ведьмаки пошли, не знать фамильяров» - он сердито покачал головой – «Зовут меня Аваддон (ангел бездны), я получил свое имя от своего первого хозяина, он был черным ведьмаком» - он горделиво поднял палец вверх – «А ты вот, еще не принял ни черную ни белую сторону, как это о тебе не знают еще» - он посмотрел на меня так внимательно.

- «А я и не говорю никому о себе, зачем оно мне» - я пожал плечами – «А для чего нужны фамильяры»? – это и правда было любопытно.

- «Мы фамильяры бессмертные, и продлеваем жизнь своему хозяину на сотни лет, первого хозяина выбираем не сами, они нас выбирают, дают имя и силу, а после его смерти, мы вправе выбрать себе сами если хотим, но я не нашел подходящего, мой хоть и был черным некромантом, так он пакости не делал, а то, что черный, так некромантов светлых и не бывает, он помогал, а люди его сожгли на костре, хотя если бы не он, то никто бы врата в само жарово пекло не закрыл бы. Неблагодарные они, было много тех, кто на сильно меня привязать хотел, да бестолковые они, нельзя привязать того, кто сильнее, я чай не юнец какой, у меня сила хозяина осталась, а делиться ей я не намерен» - он важно так сидел и рассказывал.

- «А обо мне, что скажешь, я могу помочь им» - мне было жалко девочку и соседку нашу. 

- «Ой не знаю, да только поверь мне, она придет и беду принесет, вот увидишь, иди лучше дела делай, завтра она к утру будет, было уже такое, а там потом, как увидишь, что стало, сам решишь» - и исчез, вот просто оп, и нету. 

Может померещилось, но проверить стоило. День шел долго, работа не спасала, а мысли так и эдак крутились в голове. Но наступило утро, и девочка нашлась. Не обманул значит, целая и невредимая, все хорошо, говорит еле – еле от страха, а так ничего плохого. Мелом только пахнет очень сильно, но, как оказалось – это только я чувствую. И чего бояться – то надо, все успокоились. Правда ненадолго. 

Я шел с дедом с колонки, за водой ходили для бани, смотрим, а соседка сидит бледная и на внучку смотрит, мы подошли.

- «Что стряслось – то у вас» - дед подошел и замер. Я тоже решил посмотреть. Сидит себе девочка, щечки розовые, носик тоже, и что – то в снегу копается, я пригляделся, а она котенка хоронит.

- «Котенок помер, что ли»? – спросил я у бабы Таты.

- «Коленька, она его сама задушила, говорит, что так надо» - баба Тата перекрестилась.

- «Может не специально» - ну не может же ребенок намеренно убить.

- «Нет Коля, не только его, всех цыпляток тоже, и говорит будет маленькое кладбище, красиво же» - она еще раз перекрестилась, а тут то я и заметил, что таких могилок – то не одна. 

- «Так надо на ругать» - я сделал шаг в сторону Леночки.

- «Стой Коля, а то худо будет» - и она сняла варежку, ее рука была в волдырях, как от ожогов.

- «Обожглась баб Тат»?

- «Меня Леночка за руку схватило, а мать с отцом, у них так вообще ноги отнялись. Она меня потом позвала и сказала сиди и смотри красоту мою» - старушка заплакала, а девочка наконец меня заметила.

- «Пливет» - и улыбается, а глаза большие синие, прям куколка.

- «Привет» - я виду не подаю – «Что делаешь Леночка»?

- «Класату делаю» - и так гордо на целое кладбище показала, штук пятнадцать бугорков.

- «А, что случилось с животинками»? – спокойно Коля, надо разобраться.

- «Они умелли»

- «А почему»?

- «Пола им ужо была, нада таки» - и радовалась. Маленький монстр.

- «А ты откуда знаешь, что пора» - надо аккуратно, не спугнуть это чудовище.

- «Я так хочу» - прищурила глазки и заулыбалась – «А потом будет коловка наша и коник» - при этих славах баба Тата у пала на колени и начала причетать, что не убивай, не погуби кормильцев, но Леночки было весело – «Ну баба, хосес я тебя вместа них, а»? – я бы вот очень хотел ей сказать, что она плохая девочка и всыпать такого ремня по заднице, но решил не усугублять ситуацию, волоком утащил бабушку к нам, а девочке сказал, что сам приду с ней играть, а бабушка пусть погреется, она кивнула и продолжила, что там делать. 

Первым делом я побежал на чердак, кажется кто – то, что – то знает, и я обязан из него это вытрясти. Но, как оказалось меня самого уже ждали. 

- «Пришел – таки, смотрю ты не больно – то теперь рад ее возвращению» - и прищурился.

- «Не совсем, я конечно рад, что Леночка нашлась, но то, что она делает, мне совсем не нравиться»

- «А погоди ведьмак, толи еще будет, не она первая, не она последняя» - он как – то с тоской хихикнул.

- «Ты ведь видел уже подобное, да»? – я надеялся, что он мне расскажет.

- «Видел, но ты не лезь, мал да слаб ты, из тебя еще даже фокусник не выйдет, а тут куда тебе»

- «Я должен помочь, что же мне ждать, пока вся деревня вымрет»? – зло и очень громко произнес, даже свой голос не узнал.

- «Забирай своих, и они будут в безопасности» - он, как – то безразлично пожал плечами.

- «Ты в своем уме, как это, а других умирать оставить»? – неужели ему все равно.

- «А, что ты можешь»? – прищурился – «Ничегошеньки, не тебе тягаться» - и отвернулся.

- «Научи, чувствую можешь ты, что хочешь за помощь свою»?

- «Ты, ты что это, а? Мы не торговцы тебе, фамильяры служат только своим хозяевам и не хранят молчание, наша привязка только по крови, а ты даже не ведьмак полный, так, чародей недоучка» - и важно так встал. 

Ага, на крови значит, надо бы узнать.

- «Как это на крови»? – я сделал удивленную физиономию.

- «Ох чернота ты необразованная, кровь фамильяра и хозяина перемешиваются, и если силы равны у хозяина или больше, чем у фамильяра, то он становиться его слугой, другом, защитником, а ежели нет, то фамильяр убьет или покалечит, но я таких просто наказывал, так чисто для страху» - а как наказывал не сказал, но выбора у меня нет. Я задумался, как бы нам соединить кровь, а вдруг и получится. Я взял гвоздик и сделал вид, что грязь со снегом из ботинок выковыриваю, тот на меня не смотрел, а что-то ел, и тут я заметил, что у него хвост есть, ага. Аккуратно подошел, тот мельком глянул, но увидев, что я камушки собираю, хихикнул и продолжил есть, я легонько наступил на кисточку на хвосте, он даже ухом не повел, порезал себе палец, и взял осколок, да и подложил около него, палец спрятал. Он доел, соскочил хвост потянул, и упал, а ручонка его как раз на осколок, я схватил и вложил свой палец к его ранке. 

- «Ты, что творишь, а ну я тебя сейчас» - вот теперь он выглядел очень страшно, наверное, будет плохой конец. Но нужно было решаться.

Тело знобило, иглы были колючими и ледяными, он наступал, я смотрел ему в глаза, вокруг нас нарастал туман, серо – голубой дым обволакивал и пытался меня сломить и утопить, но я не я, если так просто сдамся. Мы стояли смотрели друг на друга, в его ладонях искрился шар из огня, он выпустил когти, и хотел кинуть его в меня.

- «Не смей» - мой голос словно сталь, которая поранила горло – «Я твой хозяин»! – и я напрягся, все тело хотело упасть, но я сделал шаг, другой наг, он пытался меня сломить, еще и еще, я упал на колено, он расхохотался. Как раскат грома. Но я стал подниматься, мысленно представил, что он это мишень, а я стрела, и вот я лечу, нужно попасть в цель. Не знаю, как, но я сделал прыжок, и схватил его … за хвост. Он растерялся, туман ушел, а вот теперь и моя песня будет. Я намотал хвост себе на руку, и взял веник для бани, и как пошел его гонять по кругу, да так, чтобы он навсегда меня запомнил, будет знать, как меня пугать. И только когда он перестал пытаться вырваться, а успокоился, я прекратил.

- «Ну, что же дальше, говори» - мало ли, что там делать надо, а хвост держу.

- «Эх ты какой прыткий оказался, хитрец значит, ну хорошо, присягну тебе на верность, но вот есть одно, но» - и улыбается, как крокодил в проруби.

- «Какое же? Обмануть меня вздумал»? – я натянул хвост.

- «Что ты? Совсем дурак, что ли? Мы не можем обманывать хозяина. Да вот только, я тебе пакостить буду, это я имею права, я же так, как зверушка ручная» - и гаденько так ручонки потирает.

- «Аааа, ну пакости нечистая сила, да только и я накажу» - и показал ему в сторону вичек.

- «Вот ты какой значит, ну, только не долго тебе жить – то теперь, коли свяжешься с этим делом, а я – то дальше жить буду»

- «А это мы еще посмотрим, а ты мне поможешь в этом» - я отпустил его хвост, он тут же хотел юркнуть, да не смог.

- «Эх ты ж, беда теперь, как тебя величать – то теперь, хозяином, али как? А то же теперь привязан к тебе» - он недовольно пробубнил. 

- «Не были царями, не будем начинать, Коля я, просто Коля, гуляй где хочешь, но, как призову, что бы явился. А теперь рассказывай мне» - я присел, так как понимал, что разговор будет очень длинным. 

Аваддон то и дело отвлекался на всякую ерунду, по злить меня решил, но у меня терпение кремень, толком, как оказалось он и сам ничего не знал, кроме того, что Карачун, был вестником подземного царства и насылал смертельные морозы, обворачивал сердце в лед и заставлял приносить жертвы, он принимает жертвоприношения, ворует детей и делает их своими рабами, и везде где он появиться, будет неизбежная смерть, а маленьких своих слуг он потом сжирает заживо. И найти его не так – то просто, раз в год, перед новым годом, он появляется и за семь дней, до того, как истинный дух волшебства придет, окропляет землю смертью, и не будет тут больше жизни. Кто если и выживет, умрет одиноким и замерзшим в своей избе. Дорогу забуду сюда близкие и друзья и все прочие, словно и не было этого места. Люди с голоду и холоду сгинут и попадут в его логово, и никто молитвы за них не скажет, так как забытые они. 

Что я имел на данный момент, ворчун фамильяр, шесть дней в запасе и одну маленькую убийцу и злого духа. Я решил вместе с фамильяром идти к Леночки, тот долго пытался пробухтеть и возразить, но я потащил его с собой. 

- «Вот я пришел Леночка» - я подошел к девочке по ближе.

- «Долго ты че – то»? – она прищурила глазки, интересно, а она видит моего спутника, но девочка повернулась и продолжила рисовать круг, значит нет.

- «А, что ты делаешь»?

- «Я лисую для дяди, че бы он их заблал к себе» - невозмутимо, как будто, так и надо.

- «Коля, сотри круг, а то она его вызовет сейчас и бей по голове, чтобы сознание ушло» - мой помощник нервничал.

- «Как я ее ударю, а если убью»? – я прошипел на его советики.

- «Да мысленно ты. Ай неуч, я сам сделаю, круг стирай» - он выскочил и направил на нее туман, девочка пискнула, я разметал круг, нарисованный на снегу. Поднялся вихрь, фамильяр фыркнул, моргнул и мы оказались на чердаке. 

- «Ох беда мне с тобой, сам сгинешь, и меня за собой потащишь» - причитал он.

- «Давай уже рассказывай, что с ней будет»? – девочка словно спала. 

- «Иди отдай ее бабке и родителям, а зверье в земле закопай, как положено, и скажи им, чтобы, как проснется, чтобы на улицу не выходила, и крест на нее пусть оденут» - он протянул мне крестик.

- «Так давай сами оденем»

- «Мы ей не родня, и не крестные, только им можно» - он так сказал, словно я это должен был знать, как дважды два.

Я отнес девочку бабушке, та сначала отскочила от нее, но потом выслушала меня и одела на нее крестик, я объяснил тем, что позвонил другу, а у него отец батюшка в церкви (ну я соврал конечно же), но она поверила и сказала, что все сделает, а потом пошел хоронить зверушек. Девочка, когда пришла в себя была напуганной и ей казалось, что это был плохой сон, только вот история повторилась, и к этому же вечеру пропал еще один ребенок, на соседней улице, а возле дома девочки появлялись шаги и собаки выли, как сказал мой новый боевой товарищ, это Карачун ее ищет, пока на ней крест и у него нет семерых, он ее не найдет. Все в деревне начали ждать утра, а я ночи, нужно было выяснить все. 

Дождавшись, когда все уснут, я оделся и позвал Аваддона, он хоть и ворчит, а с ним, как – то спокойнее. Мы пробрались к тому дому, где пропал мальчик и стали ждать. Как оказалось, у фамильяров много плюсов, он меня согревал, сделал снежную пещеру, в которой было тепло, укрыл нас пологом каким – то, сказал, чтобы нас не учуяли. Ближе к рассвету поднялся морозный туман, а из него вышел мальчик, тот самый, который пропал, он был старше и крепче Леночки, а значит и придушить мог, кого по крупнее. А затем появилась борода, и костлявые руки, они нацарапали на ладонях мальчика, что – то и все пропало. Ребенок постоял и упал, я хотел подбежать к нему, а фамильяр меня удержал.

- «Стой, чухает Карачун, что ему мешают, это приманка» - он прищурился и внимательно смотрел. 

Пара минут ничего не происходило, но вот снова появился туман, костлявая и когтистая рука потянулась к ребенку, он царапал его лицо, мальчик плакал, я пытался вырваться от фамильяра и защитить, но тот словно меня заморозил, я не мог пошевелиться, а он все повторял: «Обман это, обман». Потом, кто – то очень большой и почти прозрачный вышел из тумана, лица было не видно, только волосы, грязно – серого цвета, и тяжелые шаги, скрип зубов и еле слышные слова:

- «Кто звал в свой дом вчера бабая? Кто хотел, чтобы все были наказаны, иди ко мне, идииии» - и так подвывал, что мне словно ветер в уши залетел, носоглотку заложило, как при ознобе, а мальчик тянул ручонки к нему, еще немного и он коснется ребенка, но он медлит, смотрит по сторонам, принюхивается. Ходит вокруг нас, знает, что мы тут, а не видит, не чувствует. Злиться, мороз гонит, я уже чувствовал лед на своей одежде, фамильяр мой, что – то говорил, прыгал вокруг меня, махал ручками. Карачун остановился, собрал вокруг себя клубы густого тумана.

- «Ведьмак значит появился, ну, что же тогда не покажешься»? – он скрипел своими зубами, а у меня словно по ушам резало – «Мальчишка ты еще совсем, так я узнаю кто ты, и твой помощник тебе не поможет» - он яростно сверкнул глазами, а потом растворился. Я не помню, что было потом, очнулся на чердаке от шума. Соседи, что – то кричали, молились, бабушка моя тоже причитала и плакала, я спустился к ним.

- «Коленька, нужен срочно твой этот паук мировой, там такое случилось» - паук мировой? А! Интернет, наверное.

- «Что случилось ба»?

- «Там, там у дяди Яши, сыночек – то, телка того» - она глаза опустила.

- «Чего того»? – телок не котенок, а этот ребенок же.

- «Он ему в еду сыпанул чего – то, а тот как копыты откинул, так он ему глазенки – то повыковорил» - что? Ох, тошнота себя ждать не заставила, мерзость. 

- «А где он» - вот тебе и спас.

- «Пойдем Коля» - дядя Яша нехотя брел к дому.

Мальчик сидел в стайке, коров и лошадей увели от него по – дальше. А он просто палочкой ковырял в пустых дырках, где были глаза. 

- «Привет» - я еле выдавил из себя. Хотелось выйти, и никогда этого не видеть. 

- «А ты кто»? – тот посмотрел на меня, но такими черными глазами, дядя Яшка громким шёпотом выпалил: «Господи Помилуй».

- «Я вот пришел посмотреть, что случилось, от чего телок умер» - как можно беззаботнее произнес.

- «Ааааа, ты доктор» - пристально так и внимательно.

- «Да, ветеринар»! – я поднял палец вверх.

- «А ты тоже их ковыряешь» - интерес пошел.

- «Ага, и ем еще» - ой, что несу, а? самому плохо, бежать надо.

- «Даааа, а я тоже могу» - и он просто взял с пола грязной стайки вытекший глаз и съел. Что я сейчас видел, он съел сырой глаз мертвого теленка. Мне плохо, я готов упасть. Мое лицо было каменным, а внутри я прятал страх. Господи дай мне самому сил, как я не упал или не закричал, мерзко, чавкая и пуская слюни, словно ест конфетку, он пережевывал это.

- «Ах какой смелый мальчик» - я натянул улыбку.

- «А ты тоже знаешь бабая»? – такое чувство, что речь шла о каком – то супергерое. 

- «Нет, познакомишь»? – ну же, хоть, что – то.

- «Он придет сегодня за тем, кто его позовет» - мальчик пожал плечами.

- «А ты не знаешь, как его позвать»? – значит его призывают – «Тоже хочу позвать» - давай же мальчик, расскажи мне.

- «Знаю, а ты разве нет»?

- «Не успел выучить, вырос»

- «Это просто» - он встал – «Мороз, мороз, ущипни за нос, чтобы мама с папой знали, как тебя тут обижали. Спят спокойно все зверушки, снег им вечная подушка, засыпай скорее двор, чтоб бабай к тебе пришел» - и у меня на глазах схватил котенка, и задушил. 

Ступор, злость, какого хрена, дядя Яша побледнел, я вышел. А стайку обвивал туман, и я отчетливо услышал голос:

- «А вот и ты попался ведьмак» - и тишина. Зря я это, ой зря. 

Я побежал домой, обещая помочь дяде Яше, полез на чердак, и призвал фамильяра. Тот хмурился и ругался, корил за то, что так глупо себя выдал. Теперь нам не спрятаться, он учует. Ночь близилась неизбежно, я собрал все необходимое и попросил дядю Яшу уйти к нам, а сам остался с мальчиком. Он ходил и искал, кого бы еще убить, просто так, так правильно, говорил он. Мыши, крысы, он ловко их хватал и душил, мне было плохо, фамильяр пропал и не приходил на мой зов до десяти вечера. 

- «Ты где был»? – меня била нервная дрожь.

- «Искал, как спасти тебя, дурья твоя голова» - он фыркнул и принялся, что – то чертить.

- «Что это»? – я указал на непонятные символы.

- «Коля это руны, нам нужно успеть, не мешай пожалуйста» - он хмурился и продолжал свое дело. Я просто наблюдал за ним и за мальчиком. 

- «Что мне делать? Помоги пожалуйста» - я сел на колени перед фамильяром.

- «Вижу, глупый ты сопляк» - он покачал головой – «На вот, смотри сюда» - протянул блюдце с молоком – «Да внимательно смотри».

Сначала я не видел ничего, но всматривался. Постепенно молоко приобретало очертания, а потом я увидел детей, не старше десяти лет. Их было ровно семь, они пошли в лес и заблудились. Их долго искали, среди них было два брата, но не родные сводные, не знаю, как понял, но стало ясно, что отец у них один, а мамы разные. Один был одет в красную шубку, второй в темно серую. Тот, который был в красном, был ужасным истеричкой, а второй наоборот помогал всем детям. И вот почти стемнело, волки выли совсем близко, тот, что в сером, решил увести волков на себя, а другим сказал бежать и прятаться. Мужики и бабы из деревни шли с вилами и факелами, на поиски и нашли детей, шестерых только. Одна женщина подхватила того, кто в красной шубке, и стала расспрашивать где его брат. Мальчик рассказал, она посадила его под елку и сказала сидеть тихо и пошла туда, где был второй. Мальчик шел, она нагнала его и ее глаза сверкнули, ведьма не иначе.

- «Матушка – это ты»? – глаза мальчика были в ледяных слезинках от холода.

- «Какая я тебе матушка, не мой ты, а своей покойной безродной матери сын» - она выплевывала каждое слово ядом.

- «Я виноват перед вами» - он опустил головку.

- «Ты лишний в семье» - она подходила все ближе.

- «Простите меня, я люблю вас» - он всхлипнул.

- «Ты, жалкое напоминание о своей матери, ты сгинешь тут» - она подняла вьюгу, и начала окутывать мальчика.

- «Матушка» - последнее, что он крикнул, а потом упал замертво.

Женщина взяла второго ребенка и начала всем рассказывать, что второй ребенок ее замерз, горе ей, беда в доме – то какая. Отец мальчиков, как увидел сына, взмолился в небо, просил пощадить дитя его. Да только поздно было, он, как вернулись домой, так и слег с сердцем. Жену покойную он любил, а эту навязали ему, сыновей любил обоих. И не смог он пережить смерти сына, что всегда был добр и ласков с ним. Перед смертью, явилась ему сама Матушка Природа, да сказала, что не видать ни ему, ни сыну покоя, пока враг заклятый, имя его не произнесет. Мужик помер, а за ним и вся деревня помирать стала, испугалась ведьма, что узнается, и утопилась, а сына ее волки в лесу загрызли, но душа их не упокоена, ищут они имя, чтобы позвать брата, да сына, а вспомнить не могут.

Блюдце разбилось, посмотрел на Аваддона, его глаза были полны печали.

- «Аваддон» - он поднял на меня взгляд – «Скажи, а как ты появился»?

- «Я просто умер Коля» - он присел. 

- «Я имя твое переводил» - я сглотнул ком в горле.

- «И как» - тяжелое дыхание.

- «Ангел бездны» - я сделал паузу – «Ты тот, чье имя они не могут вспомнить да? Ты не Аваддон» - я посмотрел на него.

- «Как меня зовут Коля»? – слезы, как крошечные алмазы.

Я почти произнес его имя в слух, как вокруг меня застолбился туман и меня схватили костлявые руки. 

- «Вот ты какой ведьмак» - злые глаза, острые клыки вместо зубов, нет глаз и половины тела, синий нос, похожий на сосульку, только очень горбатую и кривую. Языка нет, как же он говорит – то. Когти протыкали мне кожу, но он медлил – «Не зови своего помощника, иначе уничтожу всех»

- «Я знаю кто ты» - хрипя, я попытался вырваться.

- «Да? И кто же я»? – он шипел в мое лицо, от него пахло падалью.

- «Ты имя вспомнить не можешь, что перед братом вину чуешь» - злить то, что способно унести тебя в ад глупо, но нельзя показывать, что он сильнее.

- «Что? Ты? Откуда ты знаешь? Кто сказал тебе» - его голос, как раскат грома, он сильнее сжал свои костяшки, и горячая кровь потекла по телу. 

- «Отпусти детей и верни их к нормальной жизни, и я скажу имя»

Он посмотрел на меня, сверкнул тьмой в глазах, мальчик упал, а из его тела вышли иглы, ледяные иглы. 

- «Имя щенок» - он еще сильнее давил на мои раны, меня пронимал холод и боль. 

Я прошептал:

- «Аваддон»

- «Что? Это не то имя, не то, ты обманул меня, ты, я сожру их всех, и начну с тебя» - он раскрыл свою широкую пасть, дряхлая кожа начала рваться, а клыки стали острее, как ледяные иглы. Еще мгновение и он меня уничтожит, и никого мне уже не спасти. 

Глухой удар, шипение воска и маленькие ручонки выхватывают меня. Мои раны разорвались еще сильнее, горячая кровь заливала все вокруг меня.

- «Коля, имя, назови мое имя» - фамильяр шепнул еле слышно.

- «Андрюша, тебя звали Андрюша» - произнес и силы вышли из моего тела. 

Метель, маленький Андрюша идет по снегу, он ищет братика. Он знает, что новая мама не любит его, она не раз пыталась от него избавиться, а он молчал, чтобы папу не расстроить. И вот, вот его семья, да только чувствует он чернь, нет раскаяния в глазах мачехи, а брат и не брат вовсе, а кукла на веревочках, тянет он ручки к папеньке, но тот молчит, не видит. 

Я сел, сын дяди Яши мирно спал, мои раны были перевязаны, а в доме убрано. Супруга дяди Яши сидела у окна. 

- «Здравствуйте» - я тихо поприветствовал женщину.

- «Здравствуй Коля, спасибо тебе за сына и за помощь» - она подсела ко мне – «Я никому не скажу, что ты умеешь, но ты лучше уезжай и не возвращайся, я все видела, они тебя обвинят, так было уже много лет назад» - женщина протянула мне воды – «Бабушку с дедом забирай, сейчас они рады, что ты помог, но потом начнут задавать вопросы, а как не найдут для себя ответов, решат, что ты сделал все, люди не готовы к такому, а так забудут они вас, а я промолчу» - она протянула мне рюкзак.

Я с самыми плохими мыслями шел до дому, бабушка с дедом к моему удивлению собирали вещи, и договорились продать дом свой соседям. Я понимающе кивнул. Они не задавали вопросов, только сказали, что пора все собрать. Я поднялся на чердак, Аваддон сидел там.

- «Привет помощник, спасибо тебе» - я протянул ему руку.

- «Привет ведьмак, уезжаете»?

- «Да, люди потом начнут нас винить, а я этого не хочу»

- «Ну бывай тогда» - он дал понять, что связь между нами разорвалась.

- «Аваддон» - я замялся – «А ты это, не хочешь со мной поехать»? – мне не хотелось с ним прощаться.

- «А возьмешь»?

- «Да, кто если не ты меня научить сможет» - я театрально развел руками.

- «А поехали Коля, и спасибо тебе, я теперь не просто фамильяр, я теперь настоящий дух, как ты узнал мое имя»?

- «Все просто, самый первый апостол из двенадцати, первозданный ангел, который появился из бездны был Андрей Первозванный, и именно его призывали, поэтому ты и был ангел бездны» - я пожал плечами.

- «Спасибо тебе Коля еще раз. Я конечно манерами давно испорчен, но тебе слово даю, сам по своей воле с тобой буду» - он подскочил мне на руки, мы обнялись, и я положил его в карман куртки. 

Покидая деревню на душе было тоскливо, еще предстояло объяснить все бабушке и деду, но не сейчас, все потом. 


Часть 2


Смотреть страшилку Страшный рассказ


Конец этого года вывалил на мою семью множество проблем, словно хотел додать то, что не успел за год. Мы продали дом за копейки, уехали оттуда, где жили не одним поколением, и в добавок ко всему пришлось рассказать бабушке и деду о своих секретах. Им было тяжело это принять, но они смирились, даже Акила восприняли хорошо, правда бабушка считала его за домового, а он и не обижался на нее, пирожки ему очень понравились. Оставалось всего пара дней до нового года, и мы надеялись провести их спокойно. Так как денег за дом мы мало выручили, то смогли купить комнату в коммуналке, но с соседями нам очень повезло, я так думал. 

Одинокая старушка с дочерью, и вдовец. Все тихие, мирные и добродушные. Конечно обо мне или о моем новом друге – фамильяре они не знали, да и ни к чему им это. Из милых разговоров женщин было понятно, что они сами тоже не так давно сюда переехали, и тоже из деревни, а вот вдовец был очень странным человеком. Когда – то был богат, а как овдовел, отдал все чужим людям, а сам ведет теперь, можно сказать даже нищий образ жизни, работает дворником и часто молиться об упокоении души своей, может взятки брал, кто его знает. Дед мой попытался его подтянуть к коллективу, но все без результатно. Было весело наблюдать. Как бабушка осваивает микроволновку, а Акил очень любит всякие сайты про мифические создания, и мне рассказывает, что правда, а что нет. 

Я гулял с Акилом, спрятав его в свой капюшон. Показывал город, любимые места и магазины. Проходя мимо переулка, Акил резко вцепился в меня.

- «Что такое друг, боишься темных переулков»? – забавно даже.

- «Да нет, запах тут, очень нехороший» - он фыркнул.

- «Ну это понятно, что поделать» - вот смешной. 

- «Ты не понял, тут смертью пахнет» - он словно, как кот на собаку, прошипел в мое ухо.

- «Я бы почувствовал» 

- «Нет же, это уже произошло, и скорее всего повториться» - он высунул моську из капюшона.

- «Что именно ты чувствуешь»? – м – да, неплохо блин погуляли.

- «Там было много животных и человек, у вас, что тут любят так развлекаться»? – вообще нет, но живодеры имелись.

- «Да нет, хотя сам знаешь, люди всякие бывают» - я вздохнул, жалко всегда было животных.

- «Послушай ты у меня отупел, а? Ведьмак ты или кто»? – возмутился, как будто только от меня все зависит.

- «Я не могу уследить за всеми, город – то большой» - и чего он на меня так взъелся.

- «Ты точно заболел, как можно не чувствовать такую грязную магию»? – вот тебе и раз.

- «Что? Я не чувствую вообще ничего. Может ты ошибся»? – ну город не маленький и, наверное, много чего тут происходит, вот и все на мешалось.

- «Нет, говорю же тебе, тут все не просто так, пошли туда» - он указал на переулок. Вот после его высказываний, даже страх берет.

- «Акил, что – то мне не по себе» - я сглотнул.

- «Пошли говорю» - и так притопнул ногой по моему плечу.

- «Ну пошли» - делать нечего, пришлось идти.

Мы прошли, там было все завалено мусором, крысы и бомжи, которые глядя на меня отчего – то прятали лица, или же зарывались в коробки. Я прошел до конца переулка, но услышав шум за спиной обернулся. Те, что прятались до этого, теперь стояли стеной позади меня и смотрели с ненавистью и презрением.

- «Что – то хотели»? – глупо, но вдруг.

- «Ты, и тебе подобные, они убивают нас, а мы убьем тебя, мы не скот, чтобы нас убивать» - один из них насупился.

- «Что? Я просто ищу свою кошку» - врал я.

- «Ага, как же, знаем мы таких, глаза холодные, и зыркаете, кого бы убить, чтобы эта тварь забрала» - он смачно сплюнул. 

- «Стоп, стоп, вы меня с кем – то путаете» - вот сейчас у меня явно будет приступ, и этот приступ дикой паники. 

- «Что? Думаешь, что мы тупые? Мы уже устали прятаться, только пару дней назад такие, как ты, приходили сюда, и увели ребенка» - он сделал еще шаг ко мне.

- «Как? Вас же много, почему вы ничего не делаете»? – здоровые, даже слишком для бомжей, а постоять за себя не могут, странно.

- «Ты умный самый, что ли? Ты думаешь, что мы бы сидели молча? Они, что – то делают, мы не можем сопротивляться, но ты отсюда не уйдешь, хватит с нас» - и в их глазах было столько призрения.

- «Аааакииил, может поможешь»? – моя истерика набирала обороты, он меня конечно обучал, но я еще слишком плохо соображал.

Вокруг нас поднялся ветер, а они шли и шли на меня, в какой – то момент, я уже было попрощался с жизнью, но тяжелый снег начал слепить им глаза, они потеряли ориентир, пора тикать отсюда. Я кинулся бежать, не разбирая дороги, как оказался у своего подъезда не знаю, видимо ноги сами несли к дому. 

- «Акил, ты как»? – бежал я быстро, поэтому переживал, что он слетит.

- «Я нормально, а вот то, что мы видели, было странно»

- «Ты про что именно, про бомжей»?

- «Нет, с ними все понятно, их приносят в жертву, а вот снег» - он протянул это, как – то задумчиво.

- «Так я думал это ты нам дал возможность смыться»? – теперь не понимал я.

- «Нет, это точно был не я. Там я не мог использовать силы, они почему – то оставили меня, слишком много плохого и черного» - он с сожалением развел руки.

- «Может нам не стоит в это лезть»? 

- «Знаешь, я тоже так думаю» - он, как – то очень печально вздохнул. 

Мы зашли домой, бабушка напекла пирогов, дед украшал елку, соседка была занята уборкой, а ее дочь болтала по телефону, и жаловалась, что проведет новый год в «сраной» коммуналке, ее даже никто уже не пытался переучить так выражаться, а сосед чистил свою обувь. Настроение было паршивым. Завтра уже 30 декабря, стоило встретить праздник и не создавать себе проблем, расстроить родных было бы самым ужасным, они и так побаиваются того, что я могу. 

Мы поужинали, легли спать, только не спалось, совсем. 

- «Акил, ты спишь»?

- «Нет «косточка» - это он меня так прозвал по-дружески.

- «Мне почему – то не по себе, может быть от испуга не отошел»? – если вообще смогу, теперь буду от бомжей везде убегать.

- «Нет, это ты темной энергией насытился, отходишь от нее»

- «Это как»?

- «Вот смотри, я все думаю, если в том месте все пропитано смертью, злостью, страхом, то оно никуда не уходит, а это значит, что попадая туда, ты не хотя питаешься ей, она, как зараза» - он помолчал – «Косточка, а ты физику, химию там, хорошо учил»?

- «А это – то тут при чем»?

- «Ну хорошо, нет»?

- «Нет» - вообще плохо понимал.

- «Это плохо, вставай» - он соскочил с подушки и прошел на кухню, все уже спали.

- «И, что мы будем делать»?

- «Где твой этот, с кнопочками и всезнайкой» - это он про мой ноут.

- «Сейчас принесу» - я взял аккуратно ноут, чтобы никого не разбудить и вышел на кухню.

- «Открывай так этот «окей» который, ну или эту даму пригласи, Алла или как ее»

- «Алиса, Акил, это Алиса, она не дама, а программа такая»

- «Косточка, вот это мне не важно, давай включай их там уже»

- «Готово, что ищем»

- «Ах, да, ищи значит, энергетика места»

- «Акил, а при чем тут физика и химия» - ну по мне так бред, но сказать в слух я не решился. 

Я открыл Алису, ввел нужные данные, нашел труды некоторых ученых, там оказалось много информации, и доказано, что такие места называют аномальными. Но, то место где мы были не значилось аномальным, хотя его, наверное, тут и не искали. 

- «Что конкретно мы ищем»? – я смотрел на Акила, он сидел и читал статью.

- «Подожди косточка» - он явно был чем – то заинтересован, для меня же это были просто буквы и формулы.

- «Я пойду кофе налью, а то усну» - я взял свою кружку, насыпал кофе и ложку сахара, залил кипятком и конечно же добавил молока. Вдохнул манящий аромат, сделал долгожданный глоток и… выплюнул все, да так смачно, что Акил подскочил.

- «Ты чего, косточка»? – его удивленные глаза встретились с моими брезгливыми.

- «Молоко, что ли кислое, или еще что – то, может кружку плохо промыл от компота» - я вылил кофе в раковину, промыл кружку, понюхал молоко, еще раз налил кофе, ноооо, произошло тоже самое.

- «Да, что за хрень»? – я уже был готов ворчать.

- «Дай мне» - он протянул ручки к моей кружки, сделал глоток, и посмотрел на меня.

- «Что»? 

- «Кофе – то нормальный, а вот, что с тобой»?

- «А, что со мной»? – и правда, что со мной.

Он подошел и посмотрел в мои глаза, долго смотрел, а потом, как отскочит.

- «Акил, ты чего»? – я бы и сам отскочил, только бы знать почему.

- «Косточка, а ты у нас этот, не ведьмак ты» - он прошептал.

- «А кто»?

- «Ты же некромант» - он закрыл рот руками.

- «Ага, это кофе тебе так в голову дало» - чур меня. чур.

- «Нет, посмотри сам» - он подвел меня к маленькому зеркалу, что было на подоконнике. Я посмотрел, а у меня глаз нет, нет, не так. Глаза есть, но они черные. 

- «Акил, Акил миленький, помоги, не хочу я» - я взмолился.

- «Это твой дар, а из – за черной энергетики, он окончательно проснулся, некроманты не только мертвых поднимают из могил, но и защищаются стихиями, и могут многое увидеть, они вообще уникальны, но всегда только черные, а уж каким быть сами выбор делают» - он сел на подоконник, я знал, кого он сейчас вспомнил, своего первого хозяина и друга, некромант, которого погубили люди за то, что он их спас.

- «Акил, а это плохо да» - но поговорить мы не успели, так как под окнами послышалась возня, кто – то словно пытался залезть по стенам. Акил молча прошмыгнул на форточку между занавесок, и стал приглядываться. Около минуты он был не подвижен, а потом, как отскочит.

- «Косточка, скорее шугани их, я помогу»

- «Кого их – то»

- «Тех, с переулка»

- «Бомжей»

- «Да, пришли тебя сжигать, сейчас целый дом сожгут» - он бегал из угла в угол, а я схватил чайник с кипятком и начал его выливать в окно. Послышалось чье – то падение, и громкий отборный мат, я начал кидать картошкой, меня проклинали по чем свет, Акил напустил визуального огня, наконец захватчики – поджигатели испугались и сбежали. 

- «Отлично, теперь они знают, где я живу» - я сел на пол, вот эта новость была просто ужасной.

- «Нужно разобраться во всем, и видимо придется идти к ним снова»

- «Видимо, вот тебе и новый год блин» - я выругался.

- «Прости косточка, это я виноват» - он опустил голову.

- «Нет Акил, но я обещаю, мы справимся» - я протянул руку и посадил его на плечо.

- «Он тоже так думал» - Акил тяжело вздохнул, страх его окутывал и это видно, значит лучше будет идти без него.

Кое как, ближе к утру, но мы все же уснули, я проснулся от вкусного запаха, бабушкины пироги, но поесть не смог, мои вкусы отчего – то поменялись. Меня это уже начало раздражать. Акил спал, и я решил его не будить, с собой взял все то, что успел сделать, и пошел в тот переулок. Нужное место я нашел быстро, только вот как к ним подойти, на разговоры они будут явно ненастроенные. Но идти придется все равно, и я пошел. Встретили меня тихо, даже, как – то безразлично, только женщина сидела и плакала, сжимая детское одеялко, я подошел, она прижала его к груди и в испуге прижалась к стене.

- «Что у вас случилось, прошу, я не враг, честно» - я протянул ей руку, но она еще больше впечатывала себя в стену – «Прошу вас, я хочу помочь, я не злой» - я выкрикнул, тем самым заставив других повернуться ко мне.

- «Что? Мало забрали, еще надо» - тот самый мужик, что вчера пытался на нас тут напасть.

- «Выслушайте меня, прошу, я не враг»

- «А кто ты? Думаешь мы по тебе не видим»? – он злился, но подходить видимо не решался.

- «Кто это сделал» - я посмотрел на женщину.

- «А то сам не знаешь»? – какой глупый мужик, столько лет, а ума нет.

- «Я не знаю, я ребенок еще, вы не видите, я просто подросток» 

- «И что с того, такой же ублюдок, как и они» - вот те раз.

- «Да кто они, ладно, не хотите себе помочь, не надо, я тогда пошел и сами тут спасайтесь» - я развернулся.

- «Стой» - женщина схватила меня за руку, я посмотрел на нее.

- «Что ты делаешь, он тоже убийца» - мужик винил меня, а я даже не знал в чем.

- «Я еще раз говорю, я пришел помочь» - уже почти шипя сказал я.

- «Ты правда можешь помочь»? – слезы потекли по лицу женщины.

- «Да, мне нужно знать только кто это»

- «Это женщина, она средних лет, она приходит, а мы не можем ничего сделать ей, забирает ребенка, или девушку, и уводит, а больше потом мы их не видим» - она заплакала, а у меня сердце сжалось.

- «Но почему вы отдаете ей»?

- «Мы словно под гипнозом, сегодня она забрала моего мальчика, от нее не убежать, она преследует нас, мы даже пробовали уходить в разброс, но она везде найдет»

- «А зачем они ей»

- «Говорит, что пора кормить хозяина»

- «Интересно, вы позволите»? – я протянул руку к одеялку.

- «Да» - она протянула его мне, а взгляд был обреченным.

Я сел рядом с ними на какой – то ящик, взял одеялко и попытался почувствовать хоть что – то, но меня постоянно сбивало, но я понимал, что ребенок еще жив, и жив он будет ровно до крещения, а это значит до 7 января, у меня было время, озвучивать и обнадеживать я не хотел. Попрощавшись и забрав одеялко, я пообещал, что приду, как только смогу. Придя домой, я обнаружил недовольные взгляды, бабушки и Акила. 

- «И как это понимать косточка»? – он был очень зол.

- «Акил я все расскажу, только потом, сейчас мне нужна твоя помощь» - я протянул ему одеялко, а позади меня, что – то рухнуло. Как оказалось – это был сосед, благо Акила видят те, кому он позволяет, но от чего он упал, непонятно. Мы привели его в чувство, а он смотрел на одеялко, словно я у него взял.

- «С вами все хорошо»? – я посмотрел на него, и тут меня пронзила боль, как будто грудную клетку ломают.

- «Д – да, все хорошо» - а из глаз слезы, а меня рвет на части, и так смертью пахнет.

- «Вы уверены» - я следил за его взглядом, но мужчина разрыдался – «Расскажите, может легче станет» - я пожал плечами.

- «Вы не поверите, скажете. Что я с ума сошел» - он вздохнул.

- «Обещаю, что просто выслушаю, и не буду делать выводов» - я положил ему свою руку на плечо.

- «Это случилось пять лет назад, я был успешным, и самым счастливым, у меня была жена, самая лучшая на свете, и маленькая принцесса – доченька. Я жизни в них не чаял, все делал, и скажу честно, что, не смотря на свои деньги и связи, я помогал людям, только это меня и сгубило. Я возвращался домой со своей семьей, и увидел странную картину, женщина бежит за человеком в плаще и молит пощадить, а у человека ребенок в руках, плачет так, у меня сердце сжалось. Я остановился и решил вмешаться, женщина была матерью, а женщина в плаще, какой – то странной, говорила, чтобы я уходил, а то пожалею. Я пригрозил ей, что если в покое не оставит и не вернет малыша, то хуже будет, она посмеялась и сказала, что тогда моего заберет и не одного. Развернулась и отдав ребенка ушла, догонять я ее не стал, сумасшедшая какая – то, мать ребенка благодарила и сказала, что будет молиться за меня и мою семью, мы довезли их до дома и поехали, только домой мы в тот день так и не приехали. Было поздно, темно, и на дорогу выскочила та самая сумасшедшая в плаще, я не успел затормозить, и сбил ее, но пока я сидел и думал о том, что сбил человека, то даже не заметил, как она встала. Ее тело было сломано, ее перекосило, но ей было все равно, запекшиеся капли крови блуждали по ее лицу, втекая обратно в раны. Я думал, что слишком сильно ударился головой, но моя жена закричала от ужаса, она тоже это видела. Я выскочил из машины и кинулся на нее, но она только посмеялась и отбросила меня, как котенка. Я оцепенел, и видел только ее глаза, а когда очнулся, то моей жены и дочери не было. я искал их, долго искал, а потом нашел, мертвыми, на кладбище в склепе. Их принесли в жертву, я отдал все. Что имел, искал убийцу, но все было бесполезно. Теперь я только молюсь и каждый день жду, когда найду ее, ту, что забрала их» - его глаза побледнели, а из глаз потекли слезы, он постарел лет на десять после своих слов, а по волосам поползла рябь седины. 

- «Я вам верю» - мне было его жаль, он просто не смог пройти мимо и поплатился.

Ему стало очень плохо, и мы вызвали скорую, единственное, что он мне сказал, это открыть ящик его стола, когда никого не будет рядом, я кивнул. Его увезли в больницу, сердечный приступ, я чувствовал его боль, но помочь не мог, его раны никто не сможет залечить, душу вылечить нельзя. Я и Акил воспользовались суетой и нашли конверт в ящике, огромный и толстый, сразу видно, что там много чего интересного. И посмотреть там было на что, только порадоваться нечему. Множество ритуальных убийств, слухи о злой ведьме, маньячка на детей, расчлененка на кладбище, но одну деталь наш сосед все же заметил, другие видимо нет, ритуальные убийства происходили хоть и на разных кладбищах, и в разных городах, но только в склепе, у входа которого стояла статуя напоминающая какую – то горгулью или что – то похожее. Надо было поискать теперь такую же. Но, так же, что на фото примерно за месяц до убийства этой статуи нет, потом около месяца она там, а потом снова нет, люди, что совсем ослепли?

- «Интересно, почему никто не видит этого»? – я сидел и размышлял.

- «Косточка, они и не увидят, это ты можешь увидеть и те кто столкнулся с этим, давай собирайся» - Акил протянул мне вещи.

- «Я так понимаю, что мы идем на кладбище искать»? – Акил утвердительно кивнул. Собрался я быстро, мой помощник собрал что – то в мой рюкзак, но я на всякий еще нож положил. Перед кладбищем мы зашли в тот переулок.

- «Здравствуйте, я хочу вам кое – что показать» - я протянул фото.

- «Статуя, она что появляется, а потом пропадает»? – женщина моргала глазами.

- «Какая статуя»? – а вот кроме меня и ее никто не видел статую, понятно.

- «Вы не переживайте, я попробую помочь» - я попрощался и ушел, но чувствовал ее тяжелый взгляд, теперь и ее глаза будут видеть, но голос будет молчать, она просто не сможет никому рассказать, ее сочтут сумасшедшей, вот и вся будет история. 

Мы прошли два кладбища, уже стемнело, нужно было возвращаться домой, но мы не могли вот так просто сдаваться, поэтому было решено искать, как бы не было холодно и страшно. Проходя мимо больницы, за которой через метров пятьсот было кладбище, я увидел, как наш сосед сбегает с больницы, фуфайка, пижамные штаны и тапки, и далеко он собрался. Мы поспешили за ним, и он тоже направился к тому самому месту, куда мы шли. Нас он даже не заметил, нужно было его остановить.

- «Эй, стойте» - я догнал его.

- «Ты? Но, что ты тут делаешь, ты еще ребенок»? – он смотрел на меня с тоской.

- «Это не важно, но статую я тоже вижу, я не как все» - я пожал плечами, не говорить же ему, что я некромант какой – то. 

- «Видел? Значит я не псих, и мне не казалось, нужно успеть найти ее, иначе будет поздно, я знаю, что много лет они отбирают детей у тех, кому негде жить» - он сжал кулаки.

- «Так, у вас сердце больное, поэтому вы идете в больницу, а мы дальше»

- «Нет, я никогда не прятался, и я уверен, что она тут» - он был полон решимости и боли, меня словно током било от его ноши, я чувствовал, что он умирает каждый день, особенно когда он открылся, то стало понятно почему. Спорить было бесполезно, поэтому мы пошли, почти уже потеряв всякую надежду, мы услышали голоса, скорее даже хор голосов, которые что – то пели. Подкравшись незаметно, мы спрятались за камнем. Пьяная молодежь, изображающая из себя прислужников самого дьявола, что – то пританцовывали и рисовали круги, статуя была на месте, и они ее явно видели, а это могло значить только одно, либо они прокляты, либо убийцы. Я повернулся к соседу, и хотел спросить, что – то, но увидел ужас в его глазах, обернулся, а там она, женщина из его кошмаров.

Хромая и кряхтя, перекошенная на бок, лицо дряблое, в морщинах, но такое ощущение, что ей не больше сорока лет, кривые руки, и слишком желтые зубы. Она воспевала своим противным голосом какие – то слова, обливая статую – кровью. Скольких же она принесла в жертву, молодежь веселилась, кланяясь ей, они резали руки и обмазывали статую своей кровью, им было весело, но я чувствовал, что они не доживут до утра, впервые я увидел смерть, которая медленно шла к ним по очереди, ставя свою метку. Она никогда не вмешивалась, она только забирала того, чье время пришло. Проплыла плавными шагами мимо нас и остановилась, мое сердце замерло – плохой знак, очень плохой знак. Стоит, она просто стоит, ждет, значит домой сегодня вернуться не все, а может быть и вовсе никто, но она не ставит метку, сосед ее не видит, но я вижу, четко вижу.

- «Тебе страшно косточка»? – Акил посмотрел мне в глаза, я знаю, что он увидел мой страх.

- «Страшно, очень, но я должен» - я сглотнул ком в горле, и мне показалось, что я услышал смешок самой смерти. 

- «Косточка, я не хочу снова быть один» - я увидел его слезы.

- «Все будет хорошо» - верил ли я в свои слова, конечно же нет. 

Часы пробили полночь, женщина притащила четыре большие корзины, оттуда доносился плачь. Среди тех детей не было того мальчика, значит он в склепе, а кто еще там интересно. Она начала что – то завывать, молодежь увидела детей, похоже их начало отпускать, и им это показалось не весело, но было уже поздно. Ее попытались остановить, но она так ловко перехватила руку и свернула парню шею, остальные сделали шаг назад. Женщина впилась зубами в мертвого и стала его грызть, словно это кусок говядины, те кто попытался сбежать, просто оцепенели, как под гипнозом, пока она раздирала одного, другие начинали задыхаться и захлебываться в собственной крови. Насладившись этим, она вложила ритуальные ножи им в руки и пошла к детям, пора. Я выскочил.

- «Эй ты, тварь» - меня трясло, она обернулась, и я пошатнулся, черная, противная, сухая, ее кости торчат из-под кожи, словно она одела костюм, который ей мал, хромая и косая, полетела на меня. Я увернулся, ударил ее ножом, но он в ней так и остался, она лишь захрипела смеясь. Ее костлявая рука потянулась к моей шее, я начал задыхаться, я старался уйти по дальше, но не мог, мое тело меня словно отвергало, легкие стали сжиматься, она кряхтела и шла на меня. Я чувствовал, что из – за меня Акил тоже оцепенел, она его тоже учуяла и убивала нас двоих. Я пытался собрать в себе силы, что – то начертить в воздухе из защиты, но стоило мне поднять руку, как она сжимала мое горло сильнее, голова шла кругом, земля уходила из-под ног. 

Чей – то бег, и громкий басистый голос.

- «Вот и встретились» - это был сосед, что он творит, ему нужно бежать.

- «Ухоодиитее» - я еле прохрипел ему это слово, воспользовавшись тем, что женщина отвлеклась, я смог достать из кармана камень и кинул его в сторону Акила, ее рука, та, что была направленна на него, полыхнула зеленым, и она не смогла снова его захватить. 

- «Косточка, ты что, а ты, а как же ты» - Акил был в защитной клетке, пока я его не отпущу, или не умру, он не сможет выйти, так было надо, я не хотел ему плохого. Для себя же и этой неизвестной, я приберег другой камень, камень смерти. Он убивает и проклинавшего и объект, только так я мог ее уничтожить. 

Я достал камень, и почти кинул в нее, но мой сосед его перехватил.

- «Так надо мальчик, я решил» - я не понимал, что и как, женщина не отпускала меня, но усилила хватку, мир снова поплыл перед глазами. И тут крик, противный визг, я улетел в камень.

- «Ты и я, за мою семью» - сосед держал камень и кинулся с ним к ней, женщина перехватила его руку, а он крикнул, забирай. Кому, кого я не понял. 

Смерть тихо подошла к нему и коснулась плеча, камень принял жертву, и мужчина упал на землю.

- «Нееееет» - она завизжала, ее раны открылись, кости начали сыпаться – «Тыыыы, этооо всее тыыыыы» - она прохрипела и начала гореть, меня внутри все разрывало, такой сгусток злобы и грязи пытались запихать в мою душу, я сопротивлялся, она горела, трупы горели, дети плакали. Я подполз к Акилу.

- «Друг, там дети, спаси» - я убрал камень от него, почти без сил.

- «Косточка, а ты» - Акил метался между мной и детьми.

- «Акил, дети» - я еле произнес и совсем упал на землю, мне было больно, меня крутило и вертело. А потом была пустота. 

Очнулся я в больнице, как оказалось по версии полиции, я нашел сектантов и маленьких детей, которых они хотели убить, увидев меня, они кинулись и избили меня и моего соседа, который хотел мне помочь. Перепив алкоголя, они забили его на смерть, кого – то сожгли, и из – за алкоголя устроили кровавые обряды, тем самым устроив огромный пожар и погибли. Все, что я успел, это вынести детей к воротам кладбища, их было девять, и упал без чувств. Акил спал у меня на подушке, думаю, что нам предстоит долгий разговор, но не сейчас. Женщина, которая была там в переулке пришла меня навестить, ей помогли люди из социальной защиты, и она больше не жила на улице. Соседа было очень жалко, он был хорошим, и его странности были теперь понятны. Я смотрел газеты, статуя так и не пропала, а это значит, что еще ничего не кончилось. И в подтверждение моих слов, ко мне пришла сама смерть.

- «Твоя нить судьбы стала тонкой молодой некромант. Подумай хорошо над тем, что задумал» - она удалилась точно так же тихо, как и пришла. Акил посмотрел на меня.

- «Косточка, ты обещал меня не бросать»

- «Я с тобой друг, хоть ты и нечисть» - я улыбнулся.

- «А сам – то, по покойничкам специалист» - он фыркнул, но мы друг друга поняли. 

Мелькающая тень, которая везде мне мерещилась, росла все больше, это тот самый сгусток энергии, который я не принимал, сила без хозяина, но победить ее или перенаправить я еще не мог, оставалось надеяться, что она не сможет перейти из мира мертвых в живой.  Проблемы пришли, решения не было, вот и новый год наступал в нашем городе, все веселились, праздновали, а я не мог, мой мир померк, мне стало страшно. 

 

 Часть 3


Смотреть страшилку Страшный рассказ


Что чувствует человек, которому принесла весть сама «Смерть»? Страх? А может быть отчаяние? Я юный некромант, я спас детей в своей родной деревне, из – за чего должен был уехать оттуда, забрав с собой бабушку и деда. Познакомился с новыми людьми и потерял одного из очень хороших людей. Я словно проклят, конец уходящего года почти меня убил, если бы не удивительный дух – фамильяр, который упорно учил меня и помогал. А теперь мне предстоит сделать выбор, уйти в тень или потерять жизнь. 

За пару часов до полуночи я ушел из больницы, сбежал, честно говоря. Но отмечать новый год там, мне не хотелось. Я и Акил (мой фамильяр и друг) спешили скорее к столу, проводить этот кошмар стоило с душой и размахом. 

- «Косточка, а как ты думаешь, ба пирожков напекла»? – Акил повел носиком.

- «Думаю да, как же она нас с тобой не покормит – то» - я посмеялся. Оставить Акила без пирожков моя, а теперь уже и наша с ним бабулечка не позволит, они с дедом его приняли в семью, она считала его домовым, а дед волшебным чудом.

- «А салатик тот, ну с этими палочками, сделают»? – он облизнулся.

- «Крабовый? Конечно сделают» 

- «Косточка, а вот почему селедку в шубу надевают на новый год, сколько слышал, но так и не увидел, и не понял» - он так печально посмотрел, что я не сдержал милой улыбки.

- «Это салат так называется, селедка под шубой. Там он слоями идет, селедка внизу, а сверху идут другие слои, картошка, лук, морковь, и свекла, очень вкусно» - мой живот заурчал в ответ.

- «Да? А я-то думаю, но звучит хорошо, вкусно, и правда словно в шубе, да не в одной» - его живот тоже заурчал. 

Обсуждая все вкусности, и оливье, мы добежали до дома, как и ожидала бабушка, зная, что новогодний стол мы точно не пропустим. Они смотрели новогодний концерт, и накрывали на стол, ох и вкусно же все там было, но мы ждали, когда президент скажет свою речь и мы сможем приступить ко всем вкусностям. 

Послушав пожелания, вкусно и плотно покушав, мы сели смотреть концерт. Акил любопытно разглядывал артистов и долго смеялся над их костюмами и танцами, бабушка многих певиц называла «срамотой», а дед хихикал. Потом мы пошли пускать фейерверки, так красиво это было, а Акилу больше всего понравились бенгальские огни, он был таким счастливым. Неподалеку от нас стояла девочка, одна, она почему – то привлекла внимание Акила, а тем самым и мое. На вид девочке было лет десять, странно, что родителей рядом не было, или кого – то из взрослых. Она стояла тихонечко так, словно ее и нет, смотрела на падающие снежинки, и улыбалась. Мы уже собирались заходить, стало достаточно прохладно, но было любопытно, почему она не уходит, и откуда она пришла. Я решил подойти к ней.

- «Привет маленькая Снегурочка» - я улыбнулся ребенку.

- «Привет» - она посмотрела на меня большими синими глазками.

- «Ты тут одна»?

- «Нет, я с мамой» - она показала рукой в пустоту.

- «А где же она»? – я даже призрака не увидел.

- «Она рядом со мной всегда» - она пожала плечами.

- «Проводишь меня к ней»? – как – то уж это настораживало.

- «Да, конечно» - и она повела нас куда – то.

Мы шли молча, Акил постоянно принюхивался, и что – то выводил в воздухе руками, часто хмурился. Когда мы пришли к маленькой часовне «Марьины слезы», я удивился.

- «Ты тут живешь или учишься» - хотя не помню, что бы тут обучали, может просто сиротка.

- «Тут моя мама живет, а я к ней прихожу» - она показала не на дверь в часовню, а на ворота кладбища, где хоронят богослужителей. 

- «Она умерла»? – ком в горле встал.

- «Нет»! – она округлила и распахнула и без того большие глазки – «Она тут живет и работает» - девочка погремела калиткой – «Мамаааа» - вот тут у меня началась паника.

- «А кем она работает»? – нервы шалили, вот тебе и первые часы нового года.

- «Сейчас увидите, маааам» - она еще раз погремела калиткой. Послышался шорох.

- «Иду доченька» - хм, голос живой вроде, смертью не пахнет. Из-за ворот показалась женщина, я бы сказал очень даже молоденькая, на вид лет двадцать пять от силы, но скорее всего больше. Ее большие глаза были такими же, как и дочери. Теплый взгляд, и мягкая улыбка говорили о нежности, но завидев нас, она как – то прищурилась и резко ее улыбка сошла на нет.

- «А вы кто такие»? – холодный тон, словно резанул по ушам.

- «Почему вы? Я тут один» - Акил точно был спрятан в капюшоне – «Я просто увидел девочку одну, думал она потерялась или сиротка, не оставлять же ребенка на улице, потом она сказала, что она с мамой, я решил проводить, все-таки опасно ребенку одному гулять. Вы простите за беспокойство, я всего лишь хотел помочь» - я улыбнулся женщине и подмигнул ребенку, раз мама есть, то, наверное, мне можно идти. 

- «Ага, как же, один он, а про эту тварь мелкую решил тактично умолчать»? – она указала на мой капюшон – «Думаешь самый умный, я таких помощников знаешь где видала, в гробу» - она сложила руки на груди.

- «Вы, что Акила видите» - я опешил, а мой фамильяр и вовсе спрятался глубже в капюшон. 

- «Оооо, да у вас смотрю привязка, ну и кто же ты? Ведьмак или так просто нарвался на такую живность» - ее слова словно издевались.

- «По слушайте, мы просто привели ребенка, нам ничего не нужно, а теперь всего вам доброго» - я возмутился от такой неблагодарности, мало ли что конечно у нее произошло, но не надо всех равнять.

- «Проваливайте» - она завела ребенка и демонстративно сверлила нас глазами, пока мы не скрылись за поворотом. 

До дома мы дошли быстро, бабушка и дед уже спали, а мы решили покушать и обсудить.

- «Акил, ты не расстраивайся, она просто напугана, наверное,» - как – то неудобно было перед ним.

- «Нет косточка, она знала кто я, а это значит, что уже встречалась с такими, и видимо не самыми хорошими, мы же не сами выбираем сторону добра или зла, какой хозяин, такие и мы. Обычно чернокнижники добром даже не пахнут, но мой первый хозяин был исключением, как и ты косточка. Обычно те, кто встречают темных потом очень их опасаются и уничтожают» - он шмыгнул носиком.

- «Ну, будем надеяться, что она умнее, и не полезет к нам, потому что я буду тебя защищать» - я протянул ему любимые конфетки «Родные просторы».

- «Спасибо косточка, я рад, что у меня есть теперь ты и ба с дедом» - он закинул конфетку и стал сладко чавкать. Вроде ему не одна сотню лет, а ребенок такой еще совсем. И тут я вспомнил, что приготовил ему подарок, нет не я один подумал о нем, ба связала ему маленькие свитер, дед сделал столик и стульчик, а я сшил ему игрушку. Я быстро сбегал и принес маленький сверток и протянул ему.

- «Что там, косточка»? – он округлил свои глазки.

- «Открывай, это тебе от меня» - я улыбнулся. 

Он очень торопливо начал раскрывать подарочный сверток, его тонкие пальчики дрожали от нетерпения. Когда он достал из цветной фольги свой подарок, то ахнул и посмотрел на меня.

- «Акил? Тебе не понравилось»? – неужели я сделал, что – то не, то?

- «Костя! Ты сделал самый лучший подарок, но прежде, чем я его приму, то я должен тебя кое, о чем спросить» - он внимательно посмотрел на меня.

- «Спрашивай» - я даже присел.

- «Знаешь ли ты, что, даря игрушку, сделанную своими руками, ты принимаешь меня в свою семью? И не просто, как товарища или сиротку, а как своего брата, что я становлюсь равный тебе, а ты мне, мы совместим наши силы и знания, словно близнецы, с тобой беда, со мной беда и наоборот»? – он не сводил с меня взгляда, но я даже не стал думать над ответом.

- «Если это так и есть, то да, я даже не мог мечтать о том, чтобы ты стал моим братом, чтобы мы были вместе, и могли помочь друг другу, и я не просто хочу подарить тебе эту игрушку, я буду счастлив подарить тебе семью» - я протянул ему кусочек пирога, Акил обнял игрушку.

- «Я принимаю твой подарок, косточка» - из его глаз покапали слезы, которые стали превращаться в мелкие камушки.

- «Акил, что это»?

- «Косточка, ты разбил камень в моем сердце, а это настоящие бриллианты, мы можем их отдать ба и деду. Только истинным сердцам открываются богатства нашей души, и только с любовью и нашей семье мы поможем обрести не только благосостояние, но и здоровье, а также успех, а ты не зная всего этого, без корысти подарил мне то, чего не осмелился сделать даже мой первый хозяин, он был хорошим, только знал, что если свяжет нас, то я буду его слабым местом. Спасибо тебе Костя» 

- «Акил, а если я умру, ты тоже умрешь»? – плохой вопрос, но я вдруг вспомнил о том, что мне сказала смерть.

- «Нет, но пустоту я почувствую в тысячи раз больнее, нежели бы умер, я знаю почему ты спросил, и поверь мне, я тоже думал. Что значат эти слова, и знаю одно, что нам стоит во всем разобраться, а сейчас я думаю, что пора идти спать. Не будем думать о плохом, ведь сегодня такой праздник» - он сильнее обнял игрушку и перешел ко мне на руки. Мы отправились спать, Акил спал со своей новой игрушкой, и улыбался во сне, я мысленно поблагодарил небеса, за то, что я смог узнать такого, как он, и что мои ба и дед не оставили меня, а вырастили в любви и заботе. Сон сморил меня, и я провалился в свои сновидения. 

Проснулись мы все почти под вечер, правда ба встала раньше всех, она уже готовила, хотя еды было еще много. Мы посмеялись, что она раскормит нас на убой, и рассказали ба с дедом, что Акил теперь наша семья. Бабушка обняла его и сказала, что он давно уже стал для нее внуком, а дед сказал, что теперь на рыбалку будем ходить все вместе, это традиция. Акил был счастлив, потом мы решили с ним сходить на каток, ему конечно не покататься, но он любил смотреть, как это делаю я, прячась в моем капюшоне. Народу было не много, наверное, отмечают или спят. Я одел коньки, и мы стали мечтать, что выступаем на соревнованиях по конькобежному спорту, правда наше катание резко прервалось, так как мы увидели ту девчушку с ее мамой. Постояв в ступоре минут пять, мы решили не обращать на них внимания, хотя женщина меня немного раздражала, наверное, я не смог простить ее резких слов, а может и того, что она всех гребла под одну гребенку. Мы старались их не замечать, а вот женщина напротив очень даже не скрывая сверлила нас, я не выдержал, и подъехал к ней.

- «Простите и здравствуйте, но вы хотите нам что – то сказать, или просто дырку прожечь» - мой голос был с неким призрением.

- «Да хочу, избавься от него, зачем тебе такая тварь, они же мерзкие и злобные» - она выплевывала каждое слово.

- «Мерзко себя вы сейчас ведете, и вы не знаете Акила совсем, то, что возможно с вами случилось, не значит того, что он к этому причастен» - меня накрывало от злости.

- «Именно он нет, но ему подобные прислужники, они же как чума для людей»

- «Послушайте, он не такой, вы, наверное, даже не знаете от чего они творят зло, но уже ненавидите» - дикое желание ее просто ударить, но женский пол я не бью.

- «Да? И что же в них такого»? – она смерила меня презрительным взглядом.

- «Да» - передразнил я ее – «Вообще – то фамильяры служат хозяевам, и если хозяин творит зло, то фамильяр не может его ослушаться, а если хозяин добрый, то и фамильяр тоже, это вам так на заметку, и еще, фамильяр не может ослушаться своего хозяина» - я достаточно резко высказался.

- «Это не правда, ты дуришь мне голову, они могут жить и без хозяина» - ооо, она зашипела.

- «Да могут, но только после смерти хозяина, и то, обычно стараются прятаться, чтобы никому не служить» - шах и мат.

- «Мой брат был юным, но имел способности и после связи вот с таким уродцем умер» - она была в бешенстве просто.

- «А ваш брат знал, что если магия фамильяра будет сильнее его, то он умрет? Или может быть он знал, что фамильяр, после потери первого хозяина сам выбирает второго? А если взять силой, то возвращаемся к первому пункту, и вообще, нужно думать было и правила учить» - это уже дикость, если он и связался с фамильяром, то на сколько я знаю, то они всегда объясняют правила, иначе будут отправлены в забвение, как за обман, врать они не имеют права ни одному, даже самому слабому человеку со способностями. 

- «Я тебе не верю, поэтому не попадайся мне на глаза» - ох ты ж, какая дамочка.

- «Мне плевать» - я перешел на крик – «Я не собираюсь прятаться от глупой женщины, только потому что она много не знает, ученье свет, а не ученье тьма, кажется так говориться, мой фамильяр рассказал мне обо всем, они не могут врать, им нельзя, их жизнь зависит или от хозяина, или от того, кого они выбирают, но если им удается быть свободными, то они прячутся, чтобы их не использовали» - я кричал на нее, что сам не узнавал своего голоса – «И вообще, мы пришли по кататься на коньках, вы пришли позже, не нравиться наше общество, которое мы кстати не навязываем, так смело можете идти» - демонстративно отвернувшись, я пошел кататься на коньках дальше, дамочка крикнула свою дочь и они ушли. Но настроение упало и Акил предложил пойти домой. 

- «Косточка, знаешь я тут подумал, а может быть стоит узнать, что произошло»? – мы даже остановились.

- «Если бы она могла спокойно разговаривать и толком объяснить, то мы могли бы может помочь, а она просто ненавидит и не хочет, чтобы ей помогали, но если ты настаиваешь, то я попробую» - он кивнул, а я по дороге домой шел и думал, как же мне разговорить ее, и явно придется оставить Акила дома, при нем она не будет разговаривать. Придя домой мы сели пить чай, я продолжал думать, а Акил просто смотрел в окно и уплетал пирожки. В комнату зашла ба.

- «Мальчики, я тут вас обрадовать хочу» - она сияла, как звезда – «Вы не поверите, но я нашла работу» - словно ее в президенты назначили.

- «Работу? Ба, а как же ты будешь работать – то? Я думал, что нам всего хватает»? – я как – то занервничал. 

- «Костя, ты пойми, мне тяжело дома сидеть, да и работа мне по душе. Я буду работать в столовой, и главным поваром, мои пироги на столько понравились всем, что для меня даже отдельную витрину выделят» - она подняла палец вверх, гордясь своим поступком.

- «Ба, если ты рада, то это самое главное» - Акил тепло улыбнулся, и я понял, что беспокоиться не о чем.

- «Я тоже рад ба» - я обнял свою старушку, жизнь налаживалась. 

Поговорив с Акилом, я отправился к той женщине один, он конечно долго переживал по этому поводу, но мы договорились, что если он почувствует беду, то сможет ко мне переместиться, дух все-таки. Идти честно говоря не хотелось, выслушивать оскорбления, но я решил, что стоит попытаться узнать, да и Акил почему – то хотел разузнать, что же произошло. Подойдя к воротам, я погремел калиткой и стал ждать, крикнуть бы, да имени я не знаю. Через десять минут, я повторил попытку, но все было тщетно, словно там никого и не было, я еще раз пошумел, но снова тишина. Я уже почти развернулся и ушел, как услышал странный звук, словно кто – то завывал, да так тоскливо, как будто воем боль свою глушил, подумав и потоптавшись на месте, я перепрыгнул через забор. Идти по такому месту было, как – то уж не по себе, нагнетающая обстановка. Я шел на тоскливый вой, который словно ножом врезался в мое сердце, звук становился все громче, а я подходил ближе. Странные звуки все сильнее скребли, от них веяло, каким – то ужасом, словно вот – вот, кто – то покинет этот мир, на какое – то мгновение, мне показалось, что я почувствовал рядом запах смерти. Я остановился, рискнуть и идти не хотелось, любопытство и то не вылезло, может быть просто уйти и все? Акила нет сейчас рядом, глупо было его не брать с собой, а может быть и наоборот, правильно, что его нет. Внутри меня бушевал шквал моих мыслей, сейчас я должен был сделать шаг либо вперед, либо отступить. Пришлось побороть сюда, я пришел, чтобы узнать, а не убегать. И тут, голос, просто тихий голос. 


- «Ты должна достать мне мальчишкууу» - змеиное шипение, как будто я понимаю змей, так и Гарри Поттером себя почувствовать можно.

- «Но он связан с этим духом, как я смогу его заманить»? – а вот этот голос мне хорошо знаком, женщина, которая так сильно показывала всю свою неприязнь, интересно, кто же там так хочет меня увидеть.

- «Он дооооллжеееееен принадлежааать мнееее, оннн сильный некромааант, мнее нужжжжжнаааа его сиииила» - голос стихал, но от этого было только противнее. 

- «После этого ты вернешь мне брата»? – брата? Так он не погиб, как она говорила.

- «Даааа, если я получу мальчииишшшшку твой слабый братец мне будееет не нуууужеееен»

- «Я все сделаю, я приведу его сюда, но как быть с его фамильяром»?

- «Пооодумааай сааама, начерти круг, в который не смоожжжеееет попасть этот дух, и тогда он не придееет емууу на помощь. У тебя ровнооо двааа дняяя до полнолууния, ждаааать я не буду» - какого хрена. 

- «Я сделаю, я обещаю» - она всхлипнула, но жалости я не испытал, значит она поняла, что я некромант, кто же ее собеседник. 

Аккуратно я прошел за небольшой камень, и слегка выглянул, там была женщина и ее дочь, ну вообще изначально это была дочь, а вот вместо ног там была змея, так, а где ноги – то? Женщина стояла на коленях, а змея вилась вокруг нее, и словно высасывала силы, меня затрясло, я словно чувствовал всю ее боль, но, что сделать я мог? Момент, змея отвернулась, я собрался, и сконцентрировался, пальцы немного закололо, и я нанес удар. 

Момент я конечно выбрал удачный, но особо меня это не спасло, змея увернулась, и я попал в женщину, она отлетела от такого выброса и ударилась головой о камни, неужели я убил человека? Эта мысль выбила меня из колеи, и я пропустил удар от змеи, она обхватила меня в свои силки, и начала сжимать, звать Акила? Нет, это опасно, надеюсь он простит и поймет меня, я много раз видел по видео, как питоны душат свою жертву, сейчас я и сам был жертвой, только это был явно не питон. Нужно забыть о боли, мои кости хрустели, нужно ее ударить, сосредоточиться не получается, она сжимает меня, я чувствую, что из меня словно выкачивают воздух, дышать все сложнее, прости Акил, я дал тебе семью, а теперь принесу тебе много боли, легкая мгла застилает мои глаза, легкие пытаются работать на последнем издыхании.

От имени Акила.

Сидеть и ждать, что может быть ужаснее, пытаюсь просмотреть, что с косточкой, он словно прячется от меня. Зачем я решил его туда отправить, он же человек, он не бессмертен, да и сама смерть ходит около него, некромант он сильный, да только еще мало что знает. Ба налила мне чай, и пошла лепить пельмени вместе с ворчащим дедом. Я не находил себе места, поднеся к себе кружечку, я не успел сделать и глотка, как перед моими глаза в отражении окна вылезла никто иная, как сама Аспид. Это змея способная принимать любой облик, и управлять разумом человека, а это значит, что косточка в опасности. Боль, резкая боль пронзает меня до каждого кончика пальцев, я пытаюсь переместиться к нему, но результата нет, мои силы не слушаются, они пропадают, бежать, просто бежать, превозмогая боль. Стоило мне ступить на порог дома, как явилась она – смерть. 

- «Он умрет» - не поднимая бездонных глаз, ледяным дыханием, она произнесла приговор.

- «Нет, я не дам» 

- «Ты не успеешь, я просто хотела, чтобы ты был готов» - от ее дыхания стены и порог покрылись холодом, мурашки побежали по всему телу, а она пошла, но очень медленно. 

«Я должен успеть» - подумал я про себя, и помчался. Я бежал так, как только мог, руки и ноги сводило от оцепенения, значит ему плохо сейчас. Я должен успеть. Вот эти самые ворота, я прошмыгнул между решетками и увидел его. Косточка побледнел, его губы становились лилово – синими, он боролся, но не пытался позвать меня, наоборот все последние силы уходили, чтобы скрыть от меня происходящее, но он настолько ослаб, что больше не мог сдерживать барьер. Что же ты наделал, я бы мог прийти раньше, косточка. Думать времени не было совсем, выход был один, слиться с ним, но это было опасно, смерть подбиралась медленно, словно давала мне попытку его спасти. Я решился, если и погибнем, то вместе. В воздухе я начертил символы рун, и начала наше перемещение и слияние, змея почувствовала. Она отшвырнула его, как тряпичную куклу, он уже не дышал, теперь ее целью был я. Времени нет, она рывком подползла ко мне, и я оказался в ее кольцах, но я успел произнести последние слова. Мое тело осталось в кольцах у змеи, но она почувствовала, что мой дух оттуда ушел, она начала искать тело Кости. Я успел и соединился с ним. Он начал приходить в себя, теперь стоило действовать очень быстро. Удар за ударом, ее хвост метался и пытался попасть в нас, я держал оборону сколько мог, силы постепенно возвращались к Косте, он стал приходить в себя, и осознавать, что в его теле нас двое. Аспид, словно одежду, скинула личину девочки, и перед нами предстала не просто огромная змея, а змея с головой петуха, мертвого петуха, глаза налиты кровью, и язык был длинным, как у ящера. Яд в ее клюве сочился крупными каплями, одна такая капля способна убить любое существо. Пальцы закололо иглами, тело наполнялось огромной черной силой, это было опасно, особенно для некроманта, обычно они сходят с ума от такого пьянящего величия силы, но я должен его спасти. Наполнив его до предела всем тем, что досталось мне от моего покойного хозяина, я вышел из него. 

Глаза косточки стали черными, как сама бездна, вокруг него витала мгла, а из могил поднимались усопшие. Теперь это его верные слуги.

- «Некромааант, подчиинииссссь мнее, и равныыыххх тебе не бууудеет» - Аспид аккуратно подползала.

- «Тыыы мне указывать вздумала, я не просто некромант, я повелитель, меня не пугает сама смерть, я буду твоим кошмаром» - он развел руки, и черные клубы дыма заполнили пространство, дышать становилось сложнее. 

- «Я тебя уничтожу» - она кинулась на него, но не успела, стоило ей раскрыть свой клюв, как в нее полетел огромный черный ком, который начал ее разъедать изнутри. Аспид визжала, из ее горла вылетали души, и кружили над нами, не упокоенная душа – это очень опасно, они неприкаянны и голодны. Костя подходил все ближе, змея захлебывалась своим криком, ее яд сочился крупными каплями попадая по ее собственному телу, оставляя там кровавые раны, она травилась сама от своего же яда. Я больше не мог сдерживать разум Кости, мои силы уходили, а его мощь нарастала. Осознание того, что если он не сможет справиться, то мне придется его уничтожить, било меня словно обухом по голове. Он же мой брат теперь, смогу ли я? Костя схватил руками змею и под его пальцами хрустели ее кости, он был жесток и беспощаден, когда змее остался последний вздох он просто разорвал ее на части и бросил восставшим усопшим, которые кинулись на отравленное ядом тело, как собаки, умереть им точно еще раз не грозит, но само по себе осознание того, что они раздирают останки и поглощают их, просто выворачивало. Смерть подошла очень близко ко мне, я чувствовал даже ее страх, сотни не упокоенных душ, готовые броситься куда угодно, их мог собрать только он, даже сама смерть не способна на такое. Некроманты всегда были опасны и жестоки, существовали конечно же исключения, но их было мало. Они могли отобрать у самой смерти, не отдав ничего взамен, поэтому, она всегда старалась забрать их души раньше, чем они познают свою власть, но тут она опоздала, и он был сильнее, страшнее, лицо превращалось в гримасу ненависти и злости, он смотрел на все это с отвращением, и наслаждался. 

- «Косточка, ты меня слышишь»? – я сделал кроткий шаг в сторону своего брата.

- «Акил, брат мой, я дам тебе все, хочешь другое тело, новую жизнь»? – он упивался величием.

- «Косточка пошли домой, давай ты просто это все отпустишь» - еще один шаг.

- «Нет»! – его голос оглушил, смерть вздрогнула.

- «Акил, ты не спасешь его, ты должен это остановить» - смерть почти приглушенно произнесла с огромным страхом.

- «Я не могу убить своего брата» - только не так, неужели я должен его потерять. 

- «Акил, он обезумел, ты должен»

- «Нет! Косточка, прошу тебя, пошли домой, пожалуйста»

- «Ты против меня»? – его голос захрипел и осел, словно он сам перешел на хриплое шипение. Он поднял руку и направил клубы дыма на …меня… «За что ты так? Косточка» ……

 

От имени Кости.

Ненависть, предательство, злость, все, что так долго сидело во мне вырвалось наружу, противная шипящая гадюка захлебнулась в своем же ядовитом жерле, а я скинул оковы, теперь даже смерть не может мне противостоять. Усопшие поднимаются и идут на мой зов, я их царь и бог, я их хозяин. Акил, почему он хочет меня убить, я вижу этот взгляд, так выглядит тот, кто готов отобрать у меня все, но я же стал его братом, почему же он решился на это? Я готов был дать ему все, все что только захочет, один не осторожный шаг и я задушу его. Я смотрю в его глаза, они меркнут и больше не выглядят такими яркими, в которых можно было бы утонуть. Его ручки были опущены, он даже не пытался сопротивляться мне, но внутри меня все шептало, что он враг. В какой – то момент я подчинился своему разуму, но меня ужалила резкая боль, боль потери. Меня окутали воспоминания, вот он пьет чай, вот он бежит за мной, он пытается опередить смерть, чтобы спасти, он дал мне всю свою силу, что запечатал далеко внутри, чтобы я смог выжить. Но кто же я теперь, мне наносят удар со спины, это не упокоенные души, они жаждут мщения. И только одна душа парнишки, чуть младше меня, он склонился над женщиной, и звал ее, наверное, это ее брат, но он не обезумел, как все остальные, ему было ради кого бороться, а им уже нет. Я убрал свою черную тень от Акила, он упал, повернувшись спиной к нему и самой смерти, я знал, что она способна напасть, чтобы уничтожить. Поднеся огромный густой клуб дыма к огромному сгустку из душ, я ударил по ним, меня откинуло, такой силы, которая столкнулась не видел, наверное, еще никто. Души стали истязать друг друга, превращаясь в свои истинные порождения и тая от собственного света. Усопшие падали, их мертвые тела рассыпались и по частям ползли к своим могилам. Душа парнишки звала сестру, но я был уверен, что ей еще рано к нему, а потом снова удар…смерть, кто же еще. Я повернулся, она стояла и ждала моего гнева, я был сильнее, но я раскинул руки и стал чертить в воздухе руны и символы. Тьма вцепилась в мою душу, она пыталась вытащить из меня все живое, Акил, прошу тебя, помоги. Сколько я так простоял, почти теряя себя, а потом наступила пустота, и пришла легкость, может быть это и есть забвение, наверное, это не так уж и страшно. Резкий свет и ледяная вода привели меня в чувства. Акил сидел рядом с той женщиной около меня.

- «Косточка, как ты»? – почти шепотом он произнес каждую букву.

- «Хреново, но стало легче» - я попытался выдавить из себя улыбку.

- «Прости косточка, я не должен был подвергать тебя такому испытанию» - он потупил глазки.

- «Это ты прости братец, я тебя чуть не убил» - я протянул руку, но он просто меня обнял сидя на моей ладони. 

- «Не хочу вас отвлекать, но кое-что еще не законченно» - женщина без злости посмотрела на нас. Я приподнял голову, там стояла смерть, не самое приятное, что могло быть, не считая того, что вся земля усыпана останками покойников. 

- «Я буду следить за тобой некромант, и при первой же возможности оборву нить твоей жизни, как и делала с другими» - она повернулась и пошла прочь.

- «Нам стоит теперь волноваться» - я посмотрел на Акила.

- «Я думаю, что очень скоро мы встретим ее, только вот уже трижды мы уходили, кто знает, что будет в другой раз. Ева, спасибо тебе» - он посмотрел на женщину.

- «Да, что уж там, если бы не вы, то это кладбище росло бы все сильнее, змея была ненасытна, и простите за тот разговор, я хотела вас оттолкнуть от себя по дальше» - она смахнула слезу с ресниц и пошла прочь. 

- «Домой»? – я посмотрел на Акила.

- «Да, нам стоит отдохнуть, и пора обучить тебя всему, времени больше нет» - он тяжело вздохнул и помог мне встать. 

Мы удалялись от часовни, понимая, что сейчас Ева просто покинет этот город и будет вспоминать все это, как ужасный кошмар. А нам предстоит много работы и самое главное, теперь смерть играет открыто, а значит нам стоит опасаться. 


Часть 4 


Смотреть страшилку Страшный рассказ



Что есть смерть? Кто может дать точный ответ, да никто. Иногда мы видим, как отъявленный мерзавец выживает раз за разом, а хороший человек умирает за жалкие доли секунд. Но теперь я сам стал ее целью, я – некромант. Мои способности никогда не были опасными, пока я не знал о своем истинном обличии, кто я и на что способен, мой фамильяр и теперь уже брат Акил, рассказал мне все, о том, кем я являюсь. Мы многое пережили, даже испытание силы, которая имела бы высшую власть даже над смертью, убить ее, нет – это невозможно, но подчинить, да. Я к этому не стремился, я был опьянен силой, но сумел от нее отказаться, теперь нам с Акилом предстоит обучение меня, чтобы я был готов ко всему. 


Каникулы мои подходили к концу, нужно было возвращаться через три дня на учебу, я очень изменился и ушел с головой не только в сверхъестественные знания, но и занялся физической подготовкой, чтобы мое тело могло выдержать такой объем силы, нужно быть сильным, как духом, так и телом. Даже курить бросил, чему Акил был рад, и бабушка к слову тоже. Все было так – то очень даже хорошо, кроме ощущения, что за тобой постоянно смотрят, и мы знали кто это. Возвращаясь домой из магазина, Акил, как всегда был спрятан в моем капюшоне, я не выдержал и завернул за угол.

- «Выходи»! – мой голос был тверд и самоуверен.

- «Косточка, это плохая идея» - он пытался меня отговорить, но я был не преклонен.

- «Нет, я не могу так больше, что мне теперь всю жизнь так ходить и бояться, выходи» - я знал, кого я зову и зачем.

- «Смелый мальчишка, но глупый» - смерть плавно вышла из тени – «Звать меня, это глупо, но я вижу, что ты решителен, что же говори» - ее полы плаща черным туманом клубились около меня.

- «Я не хочу больше той силы, что чуть не лишила меня разума, я не враг, в отличии от тебя, и я устал думать, какую пакость ты мне сделаешь. Ты бессмертна – я нет, но это не дает тебе права творить свои темные дела» - я насупился, играла злость и обида, вспомнились родители.

- «Я действую по законам мира Нави, я не забираю никого раньше времени, и в том, что ты потерял родителей не моя вина, каждому дано прожить то, что отмерено, и эти мерки не я устанавливаю, а сами люди, это они сами строят свою цепь жизни» - она еще и в голове моей порылась.

- «Не смей говорить о моих родителях так, словно они были плохими, они были хорошими, я знаю это» - меня просто рвало изнутри.

- «Глупый мальчишка, что ты знаешь, нет для меня хороших или плохих, я забираю души, и веду их к чаше весов двух небес, а там, там уже и суд над ними идет, я не заберу кого – то раньше, чем нужно, если он не нарушит ход вещей, но люди стали все чаще пытаться стереть грани и мне нужно уберечь других от ошибки одного или нескольких, какой хаос придет в этот мир, если кто – то станет стирать границы» - она словно бросала мне вызов. 

- «Я тебе не верю, ты ищешь оправдания всему, что творишь, у тебя же нет души, и сердца нет» - я выплюнул ей каждую букву в лицо.

- «Да будет так юный некромант, я покажу тебе то, чего ты не знаешь, а потом ты дашь мне ответ на вопрос, кто из нас прав»? – она протянула тонкую руку ко мне.

- «Идет» - не раздумывая я дал ответ, но касаться ее не стал, обмануть с нее не убудет, как пить дать, ловушка. 

- «Я не собираюсь тебя лишать жизни, не сейчас это точно, поэтому вот, возьми» - она протянула мне свиток и перо – «Это те, чьи жизни я должна забрать сегодня, и вот еще» - она сняла с пальца кольцо – «Так ты заберешь душу из тела, а в полночь мы встретимся. Коснешься рукой имени на свитке и попадешь к человеку, никто кроме него тебя не увидит, ты увидишь причину его гибели и всю его жизнь вместе с ним, а потом решишь забрать его душу или нет, у тебя будет выбор, а после мы поговорим» - она взмахнула рукавом, плащ заклубился в черный дым и исчезла. 

Около минуты я стоял в ступоре, интересный ход, неужели она думает, что это поменяет моё отношение к ней?

- «Костя, ты теперь обязан выполнять ее работу» - Акил осторожно так взглянул на то, что мне вручила смерть – Будь мудр, это не шутка, тебе стоит попросить прощения и отказаться, но зная тебя я думаю, что ты этого не сделаешь» - он покачал головой. 

- «Ты понимаешь, что теперь я смогу доказать, что сама смерть способна ошибиться? Она очень часто забирает не тех, кого должна, сколько хороших людей могли бы жить и радовать своих близких, спасать людей, а негодяев бы исчезло» - я словно парил на мечтах своего воображения, но почему – то Акил был хмурым.

- «Очнись косточка, смерть и линия жизни — это не игрушка, всегда и всему есть причина, пойми ты это» - он явно сердился.

- «Я знаю, но сам подумай, что она творила несправедливость, а мы можем это исправить»

- «Нет, ты не понимаешь многого, если ты собрался так делать, то я тебе не помощник» - он сдвинул брови.

- «Давай мы просто сейчас проверим, я обещаю ничего не делать, только посмотрим»?

- «Хорошо, открывай свиток» - я развернул свиток, но там было пусто.

- «Это, что? Шутка»? – я был крайне удивлен.

- «Нет, просто время еще не пришло, пошли поедим, бабуля нам ухи наварила, а я еще деду обещал с сетями помочь, чтобы потом по лету рыбачить» - он забрался в глубь капюшона, и мы побрели домой. 

Дома мы поели вкусных булочек с корицей, Акил с дедом отправились в комнату, сети чинить. Сколько бы не предлагал купить новую, а дед ни в какую, и Акил его почему – то поддерживает все время. Я налил себе еще кофе, да по крепче, люблю я кофе пить, правда теперь уже без молока, мы некроманты, как оказалось молоко на дух не перевариваем. Я ходил из угла в угол косясь на свиток, он был по-прежнему пуст, наверное, это была просто шутка, чтобы надо мною посмеяться. Так прошло около часа, но ничего не происходило. Я решил присоединиться и помочь деду с Акилом, но свиток все же прихватил с собой. Мы пели песни, вплетали новые капроновые нити, там, где были уже значительные дыры, подплетали мелкие прорехи, шутили, дед рассказывал о рыбе, какую и как лучше ловить, почему нельзя тревожить рыбу во время нереста, честно говоря, раньше я не очень любил такие посиделки, но сейчас, как – то было все по-особенному, нам было весело. Но стоило мне расслабиться, как свиток засветился и там выводилось имя…

Я схватил свиток и выбежал на кухню, Акил сказал деду, что нам срочно нужно решить пару вопросов, поворчав дед все же пообещал, что без Акила и меня сеть чинить не будет. Мы ждали, когда будет полное имя, вот и все, для кого – то сегодня жизнь оборвется, а может быть и нет, но я дал слово Акилу, но если человек достоин, то я не смогу забрать его жизнь. Столько мыслей, просто голова пухнет, и вот оно, имя: «Колвышев Лев Сергеевич» …дата рождения и дата смерти стоит на 14.39, причина остановка сердца. По возрасту ему было всего 35 лет, есть семья, жена и дети, он работает врачом, что же он мог такого сделать, так как (не знаю откуда я это знаю) он был здоров полностью. Наверное, это особенность смерти, знать, что с человеком, а это значит, что по каким – то причинам его нужно убрать с линии жизни. Много вылечил или же загубил, но пора было действовать, на свитке виднелись в уголке часики, и они показывали 14: 25, а это значит есть время выяснить по какой причине он должен умереть. Я коснулся имени на свитке, все вокруг меня завертелось, Акил сильнее вцепился в ворот моей толстовки. Мы оказались в кабинете врача, он что – то упорно печатал и нас не замечал, я прокашлялся.

- «Кто здесь»? – он оторвал свой взгляд от монитора. 

- «Здравствуйте» - и я запнулся, а что говорить – то теперь, это я как – то не учел.

- «Вы мне снитесь да? И я уснул видимо» - странная реакция, я обернулся и увидел зеркало, взглянул и сам от себя отшатнулся, темный плащ, бледное лицо, на плече сидел Акил, но сам на себя я был не похож.

- «Я вам не снюсь, я пришел за вами» - глупо, но я как – то речь не продумал.

- «За мной»? – его глаза из удивленных стали испуганными. 

- «Да, за вами, простите, но пришло и ваше время» - я выдавливал из себя эти слова, тяжело это произносить, честно говоря.

- «Но, я, я что уже умер» - он ощупывал себя, словно хотел проснуться, а я заметил, что время остановилось.

- «Еще нет, но пришел я именно за этим»

- «Но я здоров, или что, на меня что – то упадет, пожар, взрыв, автокатастрофа» - он бубнил, перечисляя все возможные варианты.

- «Нет, вы просто умрете и все» - я резко высказал, хотя самому было гадко себя слышать.

- «Но почему я? Я же не делал ничего плохо! Я вот лекарство изобретал, чтобы клетки, которые отмирают и вызывают старение могли возрождаться, и я конечно молчу о вечной жизни, но продлить жизнь возможно, эти клетки будут сильными, я сделал расчеты, завтра будет первый опыт» - он жестикулировал руками, а я внимательно слушал, и думал, а действительно, что плохого – то? Но тут Акил дернул меня за ухо.

- «Косточка, поверни кольцо и покажи ему, что будет» - ага, а он то откуда знает? Значит видел подобное.

- «Прошу, дайте руку» - я сделал шаг к мужчине. 

- «Н- нет, я не согласен умирать» - он начал заикаться, я бы, наверное, тоже начал.

- «Я просто хочу показать последствия вашего изобретения, а там мы с вами решим, как поступим» - я протянул снова свою руку, мужчина коснулся моего запястья, и мы провалились словно сквозь туман.

Мы стояли на его завтрашней презентации, ему аплодируют, восхваляют, я посмотрел на него, он был явно доволен увиденным. Затем нас перенесло дальше, он работает упорно, пропуская матч за матчем своего сына, все больше отдаляясь от семьи, и любовь к спорту у ребенка пропадает, детская травма, которая закрывает его талант к баскетболу, и он вырастает обычным серым офисным планктоном, вспоминая о том, кем мог стать, команда лишается главного нападающего и всех меняется судьба, ведь он был душой команды. Дочка просто уходит в виртуальный мир, ей не интересно, как дела у папы, ведь они живут в его тени, а ему некогда, он творит великие дела. Но это же не причина, чтобы его забрать? Возможно увидев это, он сделает выводы, и многое измениться. Но нас переносит еще дальше, и разрушенные стены, множество больных, они просят сделать эвтаназию, их мучения отражены на их лицах, врачи отнекивались, говоря, что это запрещено.

- «Где мы»? – он посмотрел вокруг.

- «Спроси у них» - мы подошли к пожилой женщине.

- «Здравствуйте, скажите, что с вами»?  - он присел рядом с ней.

- «Вы врач»? – она подняла свои бледные глаза

- «Да, я могу вам помочь»?

- «Прошу вас, я даже заплачу вам, я хочу умереть, не могу больше» - она промокнула платком сухие глаза, слез там уже не осталось.

- «Почему же»?

- «Второй век доживаю сынок, прививки нам всем поставили мноооого лет тому назад, да вот только болезни – то она не лечит, мы живем и мучаемся, умираем долго и мучительно тем, кто заболевает, по началу все радовались, да только потом поняли, что это не решило проблему здоровья. Хотел тот врач улучшить изобретение свое, чтобы болезни лечились, и все у него получалось, а потом, один малыш заболел ветрянкой, и вот тут – то и начались наши беды, кто болел и, кто не болел стали заражаться, беременные детей теряли, выкидыши кругом, рождаемость упала, а болезнь мутировала, да хуже вичей и спидов всяких оказалась, ничто не помогает против нее, ее травят одним, а она сама себя лечит, и вот мы мучаемся, как во времена чумы, мой дед долго мучился, двадцать лет он провел в агонии и бреду, имени не помнил, никого не узнавал, а когда умирал, так вздохнул и улыбнулся, такое облегчение пришло ему. А хоронить его и негде было, людей много, кладбища пришлось засыпать, дома ставить, так и схоронили мы его в подвале, а там и я заразу подцепила, да вот все хуже мне и хуже. Не хочу я так сынок, хотели мы жить и радоваться, а вон оно как вышло. Но это еще не вся беда, многие совсем из ума выжили, на своих бросаются, поедают друг друга, а сколько теперь небожителей, не верят в Бога нашего, словно они сами создатели, они отрезают себе пальцы и руки, поклоняются дьяволу, он их союзник теперь. Котел адовый, наверное, переполнен нами, но я верю сыночек, верю, что когда – то мы провинились и нас теперь ждет суд Божий» - женщина тяжело вздохнула, а врач взял из ее рук карту, Мирова Елена Яковлевна 2015 года рождения. Я повернул кольцо в другую сторону, и мы снова стояли в его кабинете, время не прибавилось не на секунду. 

- «Я сделаю ошибку, нужно просто проверить все еще лучше, про болезни и мутации я и вовсе не подумал, глупо было с моей стороны, и еще главное, чтобы клетки могли бы бороться, и надо ставить опыты более подробно, на людях, а не на мышах, возможно не все захотят столько жить» - он говорил о своем труде, что стоит изменить, а я слушал и думал, что если одну ошибку он исправит, то, может возникнуть другая, и он не разу не произнес слова о семье, словно не видел их, фанатик своего дела.

- «Косточка, а теперь переодень кольцо на другую руку» - Акил шепнул мне, чтобы врач не услышал, но он на столько был занят, что даже не обращал на нас внимания. Я сделал, как попросил мой фамильяр. 

Мы унеслись снова в тот зал, где врачи приносят слова соболезнования вдове и детям, мальчик сжимает кулаки, думая о том, что это не справедливо, ведь его папа был самым лучшим. Девочка держится за маму, и еще не совсем понимает, что произошло, но ей страшно, ведь ее папа не встает. Затем нас уносить еще дальше, парень подрос и ради мечты своего отца стал успешным спортсменом, девочка поступила в медицинский, чтобы быть, как и ее папа, а женщина полностью посвятила себя детям, замуж она не вышла, но и не была одинокой, рядом появилось не менее крепкое плечо, но боялась сказать об этом детям, так как они чтили память отца. Нас перекинуло еще дальше, там была девушка, успешный врач – онколог, мужчина, который был самым настоящим главой семьи, и пожилая женщина, нянчившая внуков рядом с седовласым мужчиной, который очень любил всю семью, и который до встречи с ними не был счастлив и не знал семейного очага. Но память о своем великом и добром дедушке, который мечтал лечить людей и продлить жизнь, хоть на грамм не умерла, его портрет всегда висел во главе их семейного дерева, чтобы все знали, на кого стоит ровняться и брать пример, и никто из них никогда бы и не подумал о том, что этот человек, мог загубить множество жизней. Мы вернулись обратно, а врач так и продолжал искать ошибку, напрочь забыв о том, что по мимо этого он потеряет даже семью, что люди будут страдать, что нельзя учесть все, что может пойти не так. 

- «Косточка, я думаю, что пора» - Акил вздохнул.

- «Нас могли обмануть, может это все не так, а будет по-другому» - наверное я просто не хотел сдаваться и признавать, что в этом случае стоит забрать жизнь, которая погубит множество других.

- «Нет, кольцо никогда не врет, оно либо отнимает, либо предупреждает, но этот человек не понял своей ошибки, разве ты не видишь, что он одержим своей идеей, и она погубит не только его»

- «Я не могу забрать его у семьи»

- «Ему будет наплевать на них, ты что видел? Ты видел в нем того, кому будет нужна семья»? – еще не много и он кажется перейдет на крик.

- «Я понял Акил, хорошо, что нужно сделать»?

- «Просто подойди к нему и коснись его кольцом, все произойдет само»

Я прошел к мужчине, он встрепенулся, говорил мне о новых расчетах, но увидев мой взгляд упал в ноги, умолял, просил, а я стоял, как истукан, мне было его жаль, но кроме, как исправить ошибку он не произнес ничего, он не хотел отказаться от своей идеи, я коснулся его кольцом, он упал, точнее тело его, сам же он продолжал стоять рядом. Попытки вернуться в свое тело оказались бесполезными, но он упорно пытался, я тем временем, по совету Акила направил кольцо на его работу, чтобы никто не смог повторить его результатов, и сделал там ошибочные выводы и записи, а затем еще раз коснулся его кольцом. Оно засверкало красным, потом синим и он исчез, словно и не было тут его. А мы оказались дома, и так неожиданно, что напугали бабушку, которая была на кухне. Благо соседки нет, а то это мы бы точно не смогли объяснить. 

Я не выдержал и схватил у деда одну сигарету, мои нервы сдали. 

- «Костик, ты же бросил»? – ба стояла в недоумении.

- «Бросил ба, но сегодня мне очень нужно» - я закурил, в глазах все поплыло, голова пошла кругом.

- «Ты, что с ума сошел»? – Акил выхватил у меня сигарету и затушил ее, потом повернулся к бабуле – «Бабуль налей ему валерьянки, что – ли, а то он это, перенервничал» - он похлопал меня по плечу, а у меня было так мерзко на душе. 

Накапав мне валерьянки, и погладив своей шершавой рукой, бабушка качала головой, и что – то говорила, но у меня в сознании были только слова того врача, он просил дать ему шанс исправить ошибку, но, как – то не подумал о семье, а ведь не редко я видел и сам, как великие люди пренебрегали семьей, и дети у многих богатых людей становились не только алкоголиками, но и наркоманами, а кто – то попадал в секты, наверное в этом и есть смысл невнимания, когда тебя не видит тот, кого ты любишь, и не просто любишь, а на кого стремишься быть похожим. Несмотря на это все, доктора мне было очень жаль, и в этот момент я подумал о том, что в таком деле только разум и холод, а не сердце и чувства нужны, и в какой – то момент, внутри меня, что – то лопнуло, а Акил громко выдохнул.

- «Акил, что случилось»? – вид у него был сам не свой. 

- «Косточка, взгляни в зеркало» - он, не отрывая глаз смотрел на меня, ноги у меня подкосились, но я подошел к небольшому зеркалу, что висело на кухне.

На моих висках была четкая линия седых волос, белоснежных, белее снега, а на радужке правого глаза, появились узоры рун. 

- «Что это»? – такого я еще не видел.

- «Это первый этап подтверждения силы некроманта, когда он становиться собирателем душ» - зловеще и полушёпотом, его голос был приглушен и оглушал.

- «Я буду злым»?

- «Ты всегда был черным, но это не значит, что ты был злым, просто сейчас ты станешь еще более сильным и в твоих делах нет места чувствам, там нужна только холодная голова, наверное, этот урок, ты усвоил» - было видно, что Акил задумался над чем – то.

- «Акил, скажи мне честно, меня ждут ужасные вещи»?

- «Я не знаю насколько может быть ужасным любое создание некроманта, но прекрасными они никогда не были, а вот то, что они будут великими, это точно, а вот хорошими или злыми, это мы узнаем скоро, братец» - он словно ком в горле пытался проглотить – «Пойми Косточка, даже мой первый хозяин, имея огромную силу, не смог пройти ни одного этапа, он не успел, он погиб, а вот ты идешь далеко, и что будет, мне не известно, знаю одно, ты должен вернуть кольцо смерти и извиниться перед ней»

- «Нет, теперь я уверен, что она не просто так дала мне его» - не знаю почему я перечу постоянно и всем, но в этот раз я хотел идти до конца. 

Мы решили покушать, честно говоря мне особо ничего не хотелось, но расстраивать семью я тоже не стал, поэтому пересилив себя, я поел. Дед уже ждал меня и Акила, чтобы доплести сети, он не очень любил расспрашивать нас о наших делах, но в этот раз почему – то, аккуратно выводил нас на разговор. Мы с Акилом сдались и рассказали, он слушал молча и внимательно, только брови хмурил, а потом прокашлявшись ответил нам.

- «Костя, ты хороший, но есть вещи, которые нельзя изменить. Понимаешь, в этом мире всегда должен быть баланс, а иначе, что будет. Даже без плохих людей, мир будет не так прекрасен, всегда должен быть тот, кто внесет свою ложку дегтя, в самую сладкую бочку меда» - дед похлопал себя по коленкам.

- «К чему ты клонишь деда»? – Акил прищурил глаза.

- «А к тому, что ведь не зря ты Костя черный, и нашел Акила, но при этом вы оба не злые, так почему же тогда смерть злая? Она не злая, но и не добрая, а вот злить ее не стоило, я точно знаю» - он смотрел куда – то вдаль, сквозь нас.

- «Дед, ты ее встречал, да»?

- «Да Костя, встречал, женщина в черном, с холодной улыбкой, которая подарила мне второй шанс» - он расстегнул рубаху, и показал свой старый шрам, который был скрыт за татуировкой, и только сейчас я заметил, насколько был глуп и слеп все это время, на его татуировке было изображено кольцо и женская рука, всегда казалось, что это как символ любви к бабушке, но нет, я узнаю это кольцо теперь из тысячи других и дед по-видимому тоже. Подробности он рассказывать отказался наотрез, сказал лишь одно, либо он, либо мои родители, а там и меня бы ждало плохое будущее. И добавил, что мой отец и мать знали и сами пошли на это, только чтобы их единственная кровиночка смогла доказать, что не станет исчадием ада и не погубит такой хрупкий мир. Теперь в моем сердце защипала старая рана, она не зарубцевалась, так местами, но теперь словно яду прыснули, а я и был тем исключением, и возможно поэтому, она так хотела мне показать, что я монстр. Я вышел из комнаты позвав Акила.

- «Акил, я хочу узнать, какая у меня душа»

- «Зачем тебе это Костя»?

- «Я должен это знать, понимаешь! Мои родители пожертвовали собой, дед ходит с такой ношей, убившем своего ребенка, ради спасения меня, а я тут в героя играю» - я злился, я ненавидел себя, может быть и лучше если бы они отдали меня. 

- «Косточка ты что? Они все отдали за тебя, не думай так и не говори об этом, ты должен жить ради них и не оскверняй их память» - Акил с ужасом смотрел на меня, а я все сильнее чувствовал себя виноватым.

- «Покажи мне мою душу» - но он молчал – «Акил, прошу тебя» 

- «Я не могу косточка, это не в моей власти» - он опустил глаза.

- «А в чьей»? – я посмотрел на него и ответа мне не потребовалось, мою душу могли показать только двое, сам создатель и та, кто приходит за ними – смерть.

Я подумал о ней и мысленно позвал, но спустя даже десять минут моих стараний, она так и не пришла. Я просил ее просто прийти, хотел спросить, просто увидеть, но ответом была тишина и молчаливый Акил. 

- «Прошу тебя, мне очень нужно знать, пожалуйста. Я виноват, я признаю, только прошу помоги» - я произнес еле шепотом, но все так же, ответа не было. я разозлился, но в это мгновение свиток снова засветился. Я смотрел, как вырисовывается очередное имя. Силова Вероника Матвеевна, 78 лет, и последующие данные на нее, Акил встал рядом со мною, и мы коснулись имени. 

Женщина лежала в своей кровати, около ее постели сидели люди, судя по всему она была богата, и многочисленные толпы родственников, наверное, очень хотели заполучить наследство, юрист сидел рядом и ждал ее решения, все нервничали, да и жить ей оставалось немного, всего пол часа, но они об этом не знали, а она словно кого – то ждала. Стоило нам появиться, как время снова остановило свой ход, для всех, кроме нее, мы подошли.

- «Здравствуйте» - я холодом одарил старушку.

- «Вы уже за мной, как же я так не успела и не дождалась» - она была чем – то опечалена, но не пыталась просить дать немного времени. 

- «Вы готовы пойти со мной»? – я еле скрыл удивление.

- «Готова, но могу я только спросить»? – в ее глазах было какое – то разочарование.

- «Да»

- «Я знаю, что время мое давно уже на исходе, я не бедна и на срок отведенный мне не жалуюсь, только вот все эти люди, что пришли ко мне, не меня они жалеют, а деньги мои считают, а я так и не решилась, кто больше достоин, наняла частное лицо, что бы выяснил о каждом и вот ждала результатов, но видимо не успела, может вы мне скажете, кому стоит дать золотой билет» - он тяжело дышала, но не казалась уже такой противной.

- «А разве имеет значение»?

- «Да, имеет. Я не наглая воровка или обманщица, все, что я заработала, я заработала честным трудом и умом. Я не сторонилась любой работы, даже самой грязной, а вот дети мои и внуки, пошли не по моим стопам, сама виновата, баловала, много позволяла. А потом, как уход мне нужен стал, так и пропали они, но не особо далеко, денежки все считают мои, а достойных не вижу, даже из тех, кто много лет мне служил верой и правдой нет никого, кто бы мог сохранить мои труды, и не развалить, а наоборот смог бы работать упорно и жить хорошо» - а я решил к ней приглядеться, ее душа, я увидел ее душу. Она была чистейшая, с небольшими порезами и темными пятнами, как говориться, кто не без греха. Ее одеяние было лохмотьями, но она штопала и латала их заплатками, но гнили в ней не было, и руки ее были с нитями золотыми. А вот оглядев взглядом ее родню я пошатнулся, и было от чего. Толстые и жадные, черные, зеленые, ядовитые и в оковах, что могло их так стравить, просто деньги? Не думаю. Кто – то давно отдал свою душу зеленому змею, кто -  то продал самому дьяволу, огромная красная пентаграмма выжигала все в этом человеке, а кто – то просто был пуст, не имел даже своего светлого разума. Как же так, а потом я решился и повернул кольцо. 

Я увидел, что, если я дам ей еще хоть немного времени, ее родная дочь аккуратно подкупит того самого надежного человека, который собирал информацию, он продаст свое имя, а продать имя — это продать душу, и оба они попадут в вечную зависимость, а потом в них будут вырастать сущности, которые заставят их все больше врать и поглощать все вокруг себя. Кто – то будем упиваться алкоголем, а кто – то начнет убивать, они все продажны. Более жестокого монстра чем человек, я не мог назвать теперь, мы самые уродливые создания, если нам что – то нужно, то мы идем любой ценой, и я тоже. И вот теперь я обернулся, напротив меня висело огромное зеркало, и я увидел себя.

Темная ткань рваного плаща, тела нет, только тьма, которая показывает лишь еле видимый силуэт, красные глаза, и костлявые руки, держащие огромную косу. Наверное, вот таким палачом я предстаю в глазах тех, кто способен меня увидеть. Палач, которого я боялся, теперь я сам. В углу сидела девочка, она была просто девочка, которую подкинули на порог этого дома, сейчас ей лет десять, но она видит меня, другие нет, а она да. Я медленно подхожу к ней, боюсь спугнуть, но она даже не дрожит.

- «Тебе очень больно»? – ее тонкий голос ставит меня в замешательство.

- «Ты меня видишь? И тебе не страшно»? – я вижу ее, тонкую, хрупкую, просто хрустальную душу.

- «Нет, тебя не боюсь, а вот их очень, меня убьют или выбросят на улицу, а я очень хочу жить» - ревностные искорки ее глаз становятся серьезными и натянутыми, в ее душе слышится звук разбитого стекла, первая трещина и первые нотки борьбы за свое, так и ломается в нас вера.

- «Ты решила их всех отравить» - вопрос сам вырывается у меня, Акил молча отходит назад, показывая, что нам лучше уйти.

- «Да некромант, я их отравлю» - я не успеваю ничего понять, время на свитке заканчивает свой ход, и мы возвращаемся обратно. 

Я ничего не отвечаю женщине, и просто прошу пойти со мной, она молча кивает, и я забираю ее. Что будет дальше? Я не хочу видеть и знать это, и не хотел, чтобы и та бабушка увидела. Мы возвращаемся домой молча. Но не успеваем обсудить, так как на свитке появляется новое имя, тот же адрес, просто Евгения, десять лет и страшная подпись – некромант. 

Я понимаю, что вот сейчас будет то, для чего она дала мне свой свиток, я знал о ком в нем писалось. И мне было страшно. Акил молча кивает, мы не готовы туда идти, но должны. И мы снова касаемся имени.

Приглушенный свет, скорбные лица, которые таят в себе тайную жажду наживы. И только у одного человека чувствовалась жажда мести, этот резкий запах крови, которой она готова залить весь дом. Мы прошли к ней ближе, но она ждала нас.

- «Ты сможешь убить ребенка»? – она была уже не такой милой и хрустальной, ее переполняла тьма.

- «Ты не должна отомстить, ты можешь жить во благо, хочешь мы заберем тебя к себе»

- «Нееет» - она выкрикнула и начала поднимать черные клубы дыма, трупы кошек, собак, птиц, и еще что – то не понятное шли на нас. Она шла на меня, но я не мог ее остановить, она же ребенок, а я детей не убиваю. Но ее удары становились сильнее, а глаза закатывались в глазницы, как будто уходили в глубь, а на их месте были кровавые подтеки, сосуды лопались, она тяжело дышала, ее мыли я чувствовал словно свои собственные, утопить в крови, уничтожить, ей не нужны были деньги, она просто хотела убивать, маленькая черная дрянь, я сам не выдержал и нанес удар ей прямо в сердце. Она выронила последний вздох, и ее глаза испепеляли меня ненавистью, даже на последнем издыхании она ненавидела. Я коснулся ее кольцом, оттуда вышла ее душа, черная и кровавая, на ней было столько грязи и злобы, и она была некромантом, как и я сам. Мысленно я подумал о том, что сейчас я не хочу быть дома и мы переместились с Акилом в ту самую деревню, где и познакомились, почему именно сюда я не знал. Молча бродя по улицам, я старался избегать людей, которые, когда – то мне казались приветливыми, но не сейчас. И все же встречи было не избежать, соседка из дома напротив меня узнала, поздоровалась, начала спрашивать, как у нас дела, а потом замолчала. Ее глаза наполнялись кошмаром, я оглядел себя, мои руки были в крови. 


Финал : 

Темные улицы, плохо освещаемые фонарем, страх и отрешение, вот чем наградила меня жизнь. Я некромант, но я не совершал зла, так почему же я теперь гоним отовсюду? Нет ответов, смерть наказала меня за гордыню и попытку указать ей ее место, мой сводный брат – фамильяр Акил хотел мне помочь, но разве я послушал, а теперь я бегу, Акил прячется в моем капюшоне, пытаясь запутать наши следы. 

Я убил маленькую девочку, ее время пришло, она бы стала погибелью мира и причиной множества смертей, она была некромантом и психически больной, ее страхи сделали из нее монстра, она практиковала в свои десять лет запретную магию, выбора у меня не было. кольцо смерти перенесло меня в деревню, из которой мы уехали, и в которой я и нашел Акила. А теперь я весь в крови, бывшие друзья и соседи думают, что именно я стал причиной недавних несчастий, но я был тем, кто их спас. Кто поверит мне, они не поймут и не выслушают. Даже собаки и кошки шипели и гнались за мной, сил почти не было, способности Акила не помогали, он сам был без сил, но, как мы не пытались, мы не могли покинуть деревню, нас снова и снова туда забрасывало. А жители, которые напуганы непонятным, как какие – то первобытные крестьяне, схватились за косы и вилы, я просил, чтобы полицию вызвали, но они решили, что им не поверят и теперь идет охота на меня, я хотел укрыться в церкви, но меня туда не пустило, словно стена, и это естественно увидели почти все, и вот вам пожалуйста, святое место не пустило и ты уже дьявольщина, которую пригрели, как змею на груди. Благо никто не знает где мои бабушка и дед, я об этом сразу позаботился, они тогда меня тоже поняли и не оставили связи с собой. Кто – то пытался найти их, чтобы выманить меня, но не смогли, я и Акил еще тогда сделали все, чтобы от них отвадить любую угрозу. К слову, бегали мы тут уже около недели, главное, чтобы они сами не решили нас искать и не приехали сюда. Каждый раз нас кто – то находил, где бы мы не прятались, лес, болото, помойка, я хотел есть и Акил тоже, мы еле как находили пищу, ели даже отходы, хочешь выжить – действуй. Свиток смерти исчез, а вот кольцо нет, странно, но и она не показывалась и не отвечала нам. Как я только не молил прощения, Акил тоже взывал к ней, но без результатов, женщины – одним словом. Как ни крути, а обижаться и проучить они могут лучше всех, вот и я посмел обидеть женщину, которая способна не простить, и к тому же, которая способна забрать жизнь, идиот или просто выскочка, я корил себя не однократно, а толку – то. 

Добежав до очередной непонятной пещеры, мы начали зарываться в снегу, холодно, очень холодно, но главное было сейчас укрыться, последние попытки запутать след получились, и они прошли мимо нас, оставалось только ждать. Сколько мы так просидели, я не знаю, но меня начало клонить в сон. 

- «Косточка, не спи, иначе уже не проснешься» - Акил больно ущипнул меня за шею.

- «Я больше не могу Акил, я устал, по какой – то причине мы не можем выйти из этой деревни, они нас бояться, и поэтому хотят уничтожить, лучше уж так, уснуть и все, чтобы не чувствовать потом весь тот ужас, что они в своих головах придумают, да и показывать им свой страх я не буду, они хуже зверей, разума в них от страха не осталось совсем» - меня пробирал мороз, пальцев ног я не чувствую, руки тоже совсем уже обмерзли, шансов выжить у нас нет.

- «Вот именно косточка, они напуганы, а страх, он такой, туманит разум и заставляет выживать, ты для них угроза» - он тяжело выдохнул на свои ладони, он тоже замерзал.

- «Я не сделал им ничего, я их спас, и вот, как они отблагодарили меня» - меня лихорадило, толи от злости, толи от холода. 

- «Они считают тебя причиной этого кошмара»

- «Но если это я, то зачем их спасал тогда»?

- «Они не думают об этом, они напуганы» - он опустил глаза – «Ты тоже можешь их остановить, но только тебе придется стать окончательно злым, и я натравить на них мор»

- «Ты же знаешь, что я не хочу быть таким, как бы не было они люди, а я не должен идти против них»

- «Нам нужно понять почему мы не можем выйти из деревни»

- «Я устал Акил, столько проблем, столько вокруг всего, меня словно преследует злой рок, словно кто – то жаждет, чтобы я выплеснул всю свою злобу на них»

- «Возможно это так и есть, просто нужно понять кто»

- «Я устал Акил, прости меня, я подвел тебя» - мне было жаль его больше, чем себя.

- «Держись косточка, мы должны выбраться»

- «Прости, но я не хочу больше, пусть я буду трусом, но я лучше усну и умру спокойно, чем дам им самим стать убийцами» - что может быть проще уснуть и замерзнуть, если уж и выбирать, как умереть, то как можно проще и легче. 

- «Ты сдаешься? Но мы столько прошли, и тут справимся» - Акил тормошил меня.

- «Нет, я не хочу больше, они найдут меня мертвым, забудут о бабушке с дедом, и успокоятся, когда страх их отпустит, я должен защитить их, тебя, всех этих глупых людей, а что, если я не выдержу и взорвусь, я не смогу потом с этим жить» - я убеждал Акила, что бороться не стоит, а сам понимал, что говорю себе или даже запрещаю идти против людей, ставлю табу на своей силе, она не должна навредить. 

Акил уронил одну единственную слезу, которая превратилась в снежинку, резкий укол в сердце, словно ледяная игла. Наверное, именно так начинаешь замерзать, Акил тоже сдался, он перестал меня пихать и просто зарылся в мой капюшон, нам сейчас было не легко принять это решение, но я передал Акилу свою энергию, пока он устраивался по удобнее, чтобы он смог дольше продержаться и спастись, я в это верил. Веки тяжелели, а я словно превращался в камень, ног я не чувствовал. Я уже видел прекрасный теплый сон, наступало лето, мы едем на рыбалку, и я учу Акила правильно держать спиннинг, а бабушка ворчит, что мы почти ничего не едим. Нам хорошо, мы никого не боимся, мы просто семья. И все было так идеально, что даже хотелось навсегда тут остаться и не знать, что было или будет. 

От имени Акила.

Веки косточки слипались, он погружался в сон забвения, да, это я его погружал, отдавая последние силы, чтобы он не умер. Потерять его, это потерять семью и часть себя, еще и ба с дедом, они не смогут жить без него. Меня никто не осудит, но это будет уже не то, наша семья будет обречена на вечный траур. Я должен его спасти.

- «Стой маленький фамильяр, ты не должен делать это снова» - женский холодный голос.

- «Ты» - я сглотнул огромный ком страха – «За ним пришла? Я не сдамся» - раньше бы я не одобрил такого хамства, тем более самой смерти, но сейчас я не намерен отступить.

- «Он погубит всех в этой деревне и возможно больше даже, он может не утолить свою жажду, вспомни, что было на кладбище» - она говорила спокойно.

- «Я не дам ему умереть, я не сдамся больше» - я сжал свои руки в кулаки.

- «Я помню тот день маленький фамильяр, как ты исполнил приказ своего хозяина, и его сожгли. Костя тоже не хотел бы стать монстром или погубить кого – то, он возненавидит себя и тебя, отпусти его» - ее голос был холоден.

- «Стой, дай свиток» - я должен убедиться.

- «Зачем тебе он, тут и так все уже предрешено» - мне показалось или ее голос дрогнул.

- «Дай свиток, кольцо еще на косточке, и я все равно увижу» - не знал, как, но должен попытаться.

- «Ну хорошо, его время еще не пришло» - она посмотрела на меня с легким презрением, но она не была бы смертью, если бы показала свои чувства – «Но ты должен знать, что я не прихожу просто так» - она достала свиток, и там был огромный список, почти вся деревня, и вся эта кровь будет на руках косточки – «Подумай, что ты можешь устроить, а судя по тому, что список не меняется, то и решения своего ты не изменишь» - она свернула его и поспешила удалиться.

- «Стой»! – я сам не знал, что творю – «Прошу, помоги мне»

- «Что»? – даже ровный и холодный голос не сдержал удивления.

- «Помоги мне, ты же можешь пойти на уступки, один раз, прошу»

- «Он не стоит этого»

- «Стоит, и даже больше, ты сама это знаешь» - я крикнул, она вздрогнула, я знал, о чем говорю, но понимал, что поступаю глупо.

- «Если я помогу, то он станет палачом, он не простит тебе этого»

- «Он поймет, прошу»

- «Он будет страдать»

- «Он будет жить, и ба с дедом не потеряют его»

- «Твоя привязанность к людям пугает»

- «Они моя семья»

- «Ты отравишь его черной магией смерти» - она сама перешла на крик.

- «Я дам ему то, что ему предначертано, рано или поздно, так и будет, ему придется, я учил его и постепенно готовил, он не станет просто палачом, он себя не потеряет»

- «А если потеряет» - смерть уже шипела мне в лицо

- «Не потеряет» - я перевел дыхание, и продолжил более спокойно – «А если он себя потеряет, то заберешь нас обоих» - я нацарапал на своем плече крест, давая ей клятву.

- «Фамильяр, никогда ни один не становился рабом у смерти, они предпочитали умирать, даже если были близки со своими хозяевами, но ты, ты сделал свой выбор Акил, тому и быть» - она хлопнула в ладоши, все вокруг нас закрутилось, и те, кто охотились на нас, нашли его, меня они видеть не могут.

От имени Кости.

- «Вот он этот щенок, хватайте его» - озлобленный бас, который приближался ко мне – «Аккуратно, чтобы он нас не отравил» - смачный плевок, я не успеваю открыть глаза, как чувствую боль, а потом пустота.

Мое сознание постепенно возвращалось, я слышал какие – то голоса, но не мог разобрать ничего. Акил, где Акил?

- «Я рядом косточка, меня они не видят» - его тихий шепот немного успокоил.

- «Что произошло, они нашли нас раньше, чем я успел уйти к ней, или же она не захотела меня забрать»?

- «Прости меня косточка»

- «За что»? – но ответа не было, так нас прервали.

- «Аааа, очнулся уродец» - я внимательно огляделся вокруг, деревенские мужики связали меня где – то в сарайке и видимо решали, что со мной сделать, а как я очнулся, так переключились на мою персону.

- «Что я сделал вам»?

- «Ты чуть детей наших и всю деревню не погубил, ублюдок, а мы тебя еще соседом считали, и в дом пускали, и бабка твоя с дедом молчали, или тоже такие же, как ты» - мужик свел брови.

- «Они не знают обо мне до сих пор» - я врал, но так было лучше.

- «И хорошо, что не знают, такой позор на их седые головы, а ты сама чертовщина, подохнешь тут, и мы будем жить спокойно» - он улыбнулся, но его кривые и черные зубы добавляли больше сочувствия, чем страха, в другой ситуации я бы посмеялся, но бесить испуганную толпу не стоит. 

- «Пожалуйста, просто позвольте мне уйти, я клянусь, что никогда больше не появлюсь тут, и позвольте объяснить вам, что я не причиню вреда» - я должен попытаться до них донести суть, чтобы они не стали убийцами.

- «Что? Думаешь, раз мы деревня, то нас и одурачить можно»?

- «Я вас не дурачу, вы совершаете ошибку»

- «Ошибкой было то, что мы принимали тебя, хотя замечали странности, что творились вокруг тебя, но думали, что нам показалось» - он стал суровее, руки сжал в кулаки.

- «Степан, да что ты с ним возишься, привяжем по крепче, а лучше на цепь посадим, да сожжем» - местный дядя Вася, который всегда меня недолюбливал за то, что я мешал ему пакостить.

- «Нет, лучше будет если мы его к лошади привяжем, да по деревне протащим, как в старые добрые времена с такими делали» - местный конюх, что еще можно от него было ожидать.

- «А что? Мне нравится, я считаю, что это будет лучшим для него искуплением греха, авось и Господь смилуется над тобой, или же гори в аду, нелюдь» -   Степан смачно снова сплюнул.

Они всей своей толпой посмотрели на меня, мое сердце ушло в пятки, мне по – сильнее завязали руки и ноги, на шею по вешали цепь для собак, словно я пес, а не человек, хотя за человека меня тут и не считают, и ушли. 

- «Акил, Акил помоги мне» - нужно было, как – то выбираться.

- «Костя прости, но даже если ты сейчас убежишь, то они тебя найдут»

- «Ты хочешь, чтобы я разозлился, но я же уничтожу их» - я не понимал его.

- «Я верю, что ты сможешь их только напугать и они тебя отпустят, их страх связал всю деревню, и если они добровольно не отпустят тебя, мы так и будем бегать кругами, ну или же ты их уничтожишь, и мы уйдем» - он говорил приглушенно.

- «Ты что? Акил? Что значит уничтожу их? Ты вообще понимаешь? Я не убийца»! – я почти закричал.

- «Примени силы косточка, прошу тебя, или ты погибнешь»

- «Тогда я погибну, но я не буду снова это делать»

- «Прошу» - он посмотрел на меня, а я не понимал, как он может это просить.

- «Акил, ты не понимаешь»

- «Это ты не понимаешь»

- «Ну что же маленький фамильяр, он не хочет быть спасенным, а это значит, что я могу облегчить его страдания и забрать» - ледяной голос, приглушенный звук, я узнаю ее из миллиона. 

- «Он справится» - твердый и не привычный голос Акила.

- «Стой Акил, пусть она меня заберет, я не хочу, чтобы они были монстрами»

- «Нет, их предки однажды уже совершили ошибку, они уже стали убийцами, в этой деревне и без того много проблем, они должны понимать, что есть то, чего нельзя делать и то, что может их запереть тут, если они убьют тебя, то навлекут на себя беду, и будут наказаны по своей вине, если остановятся, то с ними ничего не будет» - Акил говорил твердо и испуганно, я понимал, что однажды он уже это пережил.

- «Они не остановятся, а вот ты некромант можешь сделать выбор прямо сейчас. Уйдешь со мной сам, я избавлю тебя от мучений, захочешь их остановить, то они пойдут до конца, решишь их усмирить, можешь не совладать собой» - она обошла вокруг меня и оковы спасли – «Времени нет, решай»

- «Косточка, прошу, доверься мне»

Я сидел на полу в сарае, смотрел на Акила и на нее, я снял кольцо, и протянул его ей.

- «Я принимаю твой выбор, будь по-твоему» - она взяла кольцо и исчезла, Акил выдохнул с облегчением, но тут же напрягся.

- «Косточка, тебе будет невыносимо больно, прошу тебя, не дай мне снова потерять друга и брата»

- «Я не знаю Акил, но я не буду их подчинять»

Дверь в сарай отворилась, и они застыли в ужасе. 

- «Как он это сделал»? – голоса и вопросы шепотом перемешались, и я не знал, кто из них и что говорил. Страх, какое сладкое чувство для нас некромантов, я бы мог сейчас все это использовать себе во благо, но я не зло.

- «Стойте, прошу вас, я хочу вам объяснить все, пожалуйста» - я встал, а они попятились назад. 

- «Нечисть, как пить дать, нечисть» - снова эти испуганные перешептывания.

- «Пожалуйста, просто послушайте, если вам так будет угодно, то можете потом делать со мной, что хотите. Выслушайте»

- «Говори черт»

- «Я не черт, я все тот же соседский парень по имени Костя, я просто немного другой, но я не злой. Я всегда защищал вас и нашу деревню, я не враг, все что я хочу, так это просто уйти, я готов никогда больше тут не появляться. Если вы убьете меня, то обречете себя на страшное проклятие, пожалуйста, дайте мне просто уйти с миром» - я опустил руки и стал ждать своей участи. 

- «Сейчас мы тебя отпустим, а ты потом нас со свету сживешь»? – Степан ухмыльнулся.

- «Нет, я просто уйду» - но увы, мои слова не убедили их никого. 

- «Хватай его» - и я получил первый удар под дых – «Тащите его, да по живее» - меня скрутили, и поволокли, я последний раз взглянул на Акила, в его глазах был ужас от происходящего. 

Меня связали и бросили на снег, я чувствовал, что меня куда – то привязывают, и да, угрозу с лошадью они выполнили. Они плевали в меня, пинали, желали сдохнуть, а потом ударили лошадь хлыстом, да так, что она взметалась и понеслась.

Все, что я чувствовал, всю боль и злость, я держал в себе сколько мог, мое сознание уходило, а попытки повлиять на лошадь не удавались, и вот удар на очередных ледяных выступах, жжение и пустота, все, что я увидел это была она, и знаете, она прекрасна.

От лица Смерти.

Глупый мальчишка, способный погубить и нарушить дисбаланс, но постоянно бросается и спасает тех, кто этого даже не заслужил. Маленький фамильяр готов был рискнуть свободой, ради того, кого назвал братом. Я никогда не любила некромантов, они всегда были угрозой, но в Косте, что – то было, он не хотел быть злым, не боялся спорить со мной. У меня ледяное сердце, но он заставил меня волноваться и показать эмоции. 

Лошадь неслась быстро, его тело превращалось в одну большую рану, кровавые разводы тянулись, а жалкие испуганные людишки прятали свой страх за озлобленными сердцами. Его черные глаза угасали, он держал свою темноту, чтобы она не обрушилась на этих несчастных. Взмах рукой, для чего я это делаю? Я не знаю, но давай некромант, стань моим палачом.

От имени Акила.

- «Некромант» - крик, который оглушил все вокруг – «Я призываю тебя».

Позвала, она его позвала, я побежал по кровавым следам, сейчас я был ему нужен, теперь все зависело от Кости, я должен успеть. Деревенские услышали зов, и теперь я тоже чувствовал их страх, когда в тебе внутри темнота, то ты можешь питаться страхами и наслаждаться ими, сейчас же, я испытывал к ним только злость, но я должен держаться. Костю я нашел быстро, лошадь задыхалась, ее окутывал густой черный дым, глаза застилались кровью, вот и началось то, чего не избежать. Косточка лежал и почти не дышал, но все еще продолжал бороться, он не подпускал к себе туман, он сильнее, чем я думал, но он должен принять ее зов, смерть не зовет дважды. 

- «Косточка, прошу тебя, давай, прими зов» - я вливал в него свою силу, чтобы его раны затянулись.

- «Нет, я не смогу остановиться» - еле шепотом прерываясь и снова проваливаясь в глубину своего сознания он повторял эти слова, словно это его вина, и он себя наказывает, но нет, я не сдамся. 

- «Давай» - я нанес ему удар в грудь, его энергия ослабла, и тьма заполонила его.

От имени Кости.

Черный дым, такой же черный, как сама ночь, ее прекрасный голос, и она зовет меня. Мое тело совершенно разбито, я чувствую каждую сломанную кость, каждую свою рваную рану, и злость, что переполняет мое нутро. Я борюсь с собой, но мне становиться сложнее. Сильный удар, и мое сопротивление просто ломается. 

Глазами я нахожу Акила, он почти без сил, стоит на коленях, конь с кровавыми глазами ждет меня, чтобы покарать тех, кто осмелился. Мои руки сломаны, но в них есть сила, лицо, да все тело изуродовано, изувечено. Колени вогнулись в другую сторону на левой ноге от перелома, правая нога в рваных ранах. Пальцы рук и ног сломаны в разные стороны, мой нос разбит, словно это не нос и никогда им не был, кожа висит, вместе с кусками моего мяса, видны кости, но я жив, во мне бродит ее воля и сила, и не только ее. Теперь пора принять себя, и не потерять одновременно. Лошадь послушно склоняет свою голову передо мною, я вижу себя в глазах Акила, он молчит, он понимает, что сейчас будет, молча прыгает на мое костлявое плечо. 

- «Палач»! – сама смерть пришла поглядеть на меня – «Возьми» - она подняла руку и бросила в меня черный сгусток огня, он окутал меня, и я оказался в плаще.

- «Противно видеть меня»? – неужели я страшен душой, она не может видеть тела, но видит душу.

- «Нет, это мой дар тебе, палач» - она повернула кольцо и почти исчезла.

- «Смерть» - я крикнул, но она продолжала удаляться – «Мора» - она обернулась и открыла свое лицо. Множество шрамов, но она была прекрасна, и холодна, а ее черные глаза отражали бездну греха, что сотворили души и что она очищала. 

Я понял ее, она дала мне шанс, один единственный шанс. Я помчался к тем, кто готов был убить из – за страха. Они готовили огромный костер, как на масленицу, я знал, что они ждали, когда лошадь принесет мое мертвое тело. Я стоял высоко на пригорке, и ждал, меня заметили. 

Паника, страх, вилы, огонь, грабли, все, что казалось им возможным, но я должен был спросить их. Скинув капюшон, я увидел ужас и омерзение на их глазах, им было страшно и противно видеть, что стало со мной.

- «Я по-прежнему прошу просто уйти, вам этого мало»?

- «Жги его огнем, гони его крестом» - Степан поднял горящий самодельный факел.

- «Вы сгорите сами от этого» - и я создал иллюзию огня. Запах гари, запах смерти и покойников заполонил их вместо воздуха. Они задыхались, и что бы выбраться пихали и топтались по друг другу. Здоровые мужики, бабы прятались в подполы вместе с детьми, я чувствовал их страх, я не хотел, чтобы так было.

В какой – то момент меня взяла злость.

- «Косточка хватит, ты убиваешь их» - Акил схватил меня за плечо.

- «Я не могу Акил, они, они сами это сделали»

- «Остановись» - он больно вонзил в меня своим когтем.

- «Акил, они сотворили это со мной, они, не я с ними» - я был в ярости, я готов был их убить, но мой слух пронзил хриплый голос.

- «Пощади Костя, пожалуйста» - местный старожила деревни, дед Иван, которого не было среди них там в сарае, и я знал, что он их пытался отговорить, но что – то внутри меня не хотело жалеть никого. 

- «Я просил меня отпустить, но они не послушали, теперь я заберу их, скоро сама смерть придет за каждым» - я выплевывал свои ядовитые слова.

- «Костя, мальчик» - дед Иван прокашлялся, задыхаясь – «Пощади их, забери меня старого, ты не такой, вот и друг твой, что на плече боится за тебя» - что? Он видит Акила?

- «Вы видите его»?

- «Вижу Костя, конечно вижу, у меня глаза есть, а они от страха слепы, пощади их Костя».

- «Пощадить, они меня не хотели пощадить» - я сжал гриву лошади сильнее – «Ты свободен, тебе я ничего не сделаю» - я отвернулся, внутри меня появилось чувство жалости.

- «Косточка, просто потребуй, чтобы они тебя отпустили» - Акил аккуратно попробовал меня вразумить.

- «Нет, мне мало этого, они не пожалели меня, а если бы увидели тебя, то уничтожили бы, они бы не пощадили нас, посмотри Акил, я чувствую Мору за спиной, а это значит, что они давно в ее списке, так не будем же менять их судьбу» - злость переполняла меня, мои раны снова начали кровоточить, некромант принимающий боль жертвы, сам насылает на себя боль. 

- «Косточка, остановись, ты же сейчас уничтожишь все» - я обернулся и увидел, что вся моя злость пробудила тех, кто был убит. Младенцы, которых нерадивые матери бросали замерзать в снегу или просто на холоде ночью, чтобы не принести позор в семью, старики, которых внуки довели до смерти, чтобы не ухаживать за своими родителями, все те, кто умер не своей смертью, все те, кто пришел в список Моры раньше, чем должен был. Я знал это всегда, я чувствовал. Они поднимались и шли к тем, к кому были привязаны страхом, но не совестью, но и я сам был убийцей, я сам убил девочку, я не дал ей шанса и не жалел об этом. Мои руки снова обогрелись кровью, она шла за мной с вырванным сердцем.

- «Акил посмотри, вот чего все мы заслужили, мы навсегда останемся тут с ними» - я обвел их взглядом, они замирали от страха, они знали, что теперь настал час расплаты. 

- «Косточка, просто нужно уйти, Костя» - он крикнул, в ушах зазвенело, за ним пришел тот, кого он давно похоронил, Акил не был виноват в его смерти, но его совесть говорила ему обратное, а часть магии Акила – это часть души его прошлого хозяина. Он шел медленно, его обгоревшее тело больше не имело души, он шел забрать его, моего фамильяра и брата, Акила. 

- «Я не отдам тебя» - во мне словно проснулось, что – то живое – «Но и их не отпущу» - я спустил псов, чтобы они растерзали всех, чтобы каждый прочувствовал то, что чувствовал я. 

- «Нет косточка, я совершил ошибку, а теперь ты за нее расплачиваешься, так дай же и мне тогда уйти» - он опустил голову, и начал вливать в меня всю свою энергию, черный дым поднимался и проникал в меня через раздробленные ноздри, меня начало лихорадить.

- «Прошу тебя, пощади нас, уходи с миром» - Степан подполз к копытам лошади на коленях, его глаза были полны страха, но сожаления там не было.

- «Страшно? А я просил меня отпустить. И что вы сделали? Вы решили меня убить, так вот я – мертв, а если я мертв, то я не знаю чувств, у меня нет души, сердца, у меня нет жизни» - я поднял его за горло и отбросил от себя с такой ненавистью, что он потерял сознание от удара. Все, кто пытался просить прощения, молить о пощаде были со мной не честны, в них не было искренности, а только страх, который пьянил и манил, и я не хотел упиться им вдоволь. Кто – то попытался поджечь меня, но теперь горели мы все, и я горел с ними, это чувство настолько перемешалось во мне, что я готов был сжечь все.

- «Косточка, остановись, ты уничтожишь все, ба и дед не простят нас» - он положил руку на мое плечо, в его глазах играло безумство, он тоже терял контроль.

- «Акил, что же со мной»

- «Нужно уйти Косточка, они отпустили тебя с миром»

Я вздрогнул, меня начал топить собственный страх и мое порождение учуяло его, покойники начали наступать на меня, стараясь зацепить и тех, кто им был нужен. Бежать поздно, теперь я был пленником своей мести. 

- «Косточка, я верю в тебя, она тоже верила» - он протянул кольцо смерти. 

- «Пора Акил, мы должны справиться» - я повернул кольцо в руках и у меня появился свиток, сломав себе палец, просто отрезав его себе ножом, я стирал их имена своей кровью. Морок и черные клубы рассеивались, а я словно возвращался куда – то в самое начало. Капля за каплей, имя за именем, события брали обратный ход, я уносился все дальше, я был за гранью понимания, Акил держался за меня почти не дыша. 

 Все вокруг просто исчезало, и так продолжалось до тех пор, пока мы не очутились в том самом переулке, где смерть впервые дала мне свое кольцо. Я посмотрел на телефон, время словно повернулось вспять.

- «Костя» - ее ровный и холодный голос.

- «Здравствуй» - я опустил свои глаза.

- «Это было только один раз, они забыли, а ты и я, мы не забудем, и твоя душа навсегда будет ими искалечена» - она протянула ладонь.

- «Я знаю, но сейчас я верю тебе, и понимаю, что я могу быть тем, кого стоит убить» - я протянул ей кольцо и вложил его в ее ладонь – «Но скажи, почему ты спасла меня»?

- «Не знаю некромант, ступайте домой, наши пути не должны были пересечься, но так вышло, помни, где есть некромант, там есть смерть, теперь ты палач, и твой фамильяр – это сосуд твоей силы, обучайся, и помни, что я в любой момент могу призвать тебя» - она растворилась, последние слова долетели эхом. 

Мы побрели домой, молча, мне было не по себе, я знал, что это еще не конец нашей борьбы в этом мире, но я боялся снова потерять себя и позволить страхам опьянять. 

- «Косточка, а мы получается с дедом еще сеть не починили, и про смерть ты ничего не знаешь» - он, как – то криво улыбнулся.

- «Да, Акил, я помню, ну тут есть и плюсы»

- «Какие»?

- «Бабушкины пирожки, песни с дедом, и может быть мы успеем сходить в кино, я же обещал тебе» - я посмотрел на него.

- «Тогда пора бежать, да по скорее» - мы бросились домой, для ба и деда ничего не произошло, но нам было так хорошо вернуться туда, где мы были собой. 

Мы ели пироги, плели сеть, пели песни, а за окном стояла она, мы были связанны, ее холодные глаза меня не пугали, но то, что я хотел видеть ее, пугало. 



Рекомендуем к просмотру страшилку "Кумо сожрет тебя" 



Комментарии (0)
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив